Г Л А В Н А Я

 

ПАРАД ФЕНОМЕНОВ

  (содержание)

СОЦИАЛКА

1.Операция «Колор ада

для друзей из Колорадо».

2.Искоренение воровства.

3.Антивралин.

4.Сделано на соплях – высший знак качества.

5.Академики стеклотарных наук.

6.Сенокосные бабульки.

7.Человек – готовая электростанция.

8.Ухаб в законе.

9.Случка и скрещивание  

в автомире.

10.Семена по выращиванию домов.

11.Сортирное дворянство.

12.Кража букв и слов из проводов.

13.Похороны своих пороков.

14.Общество

одушевления вещей.

ОРУЖИЕ И САМБО

1.Шнурок ботинка –

петля Пентагону.

2.Новые породы людей

для спецорганов.

3.Феномен Драчело Менструяни.

4.Огнестрельное оружие изо льда.

5.Сам себе палач.

6.Бронированые мухи.

Ядовитый пук.

7.Отвертка-шпага.

Кирпич-кистень.

8.Как я Тайсона нокаутировал.

ПРИРОДА

1.Агрессивная защита природы.

2.Атавизм – двигатель прогресса.

3.Страуворы и свиноящеры.

4.Барсуки хлеборобы.

5.Бронированные яйца.

6.Гнусный кабинет.

Вымя для токсинов.

7.Тараканы-стоматологи.
Семена для зубов.

ЗДОРОВЬЕ И СПОРТ

1.О пользе кастрации.

2.Запоры в радость.

3.Парк трезвости.

4.Люди-змеи. Сверхомоложение.

5.Золотой песок из

мочевого канала.

6.Соль со спины – уникальное

снадобье.

7.Банька – здравия пристанька.

8.Прободение трезвого бдения.

КУЛЬТУРА

1.«Классика», класс ика,

класс сика, класс пука…

2.Корректурные очки.

3.Авторояль.

Голос-оркестр.

4.Низменный кабинет.

Фаноглисты.

Мохноротие.

5.Морда-зад телередакторов.

6.Легенда

о Толике-зоофиле.

7.Шнобелевский

 лауреат.

8.Багет березового

ситца.

9.Хижина тети Томы.

       В Н И М А Н И Е !

Строка перечня без подчеркивания

открывается верхней, подчеркнутой

 

 

Тост-ЭССЕ-2 - ЗА ИСКОРЕНЕНИЕ ВОРОВСТВА!

 Воровство удручало меня во все времена. Я решил направить все усилия своего блистательного ума на его искоренение и сделал мощный магнит, который притягивал к себе исключительно  все наворованное.

В один из воскресных дней я включил магнитную установку. Что тут началось! Огромная территория в сто гектаров стала быстро заполняться всевозможнейшим добром. Двадцать дюжих помощников едва успевали сортировать его, чего тут только не было: автомотовелотехника, ковры, одежда, мебель, домашние животные, стройматериалы, драгоценности... Прилетали даже особняки!

В Райграде царило смятение - разваливались некоторые дома и гаражи, вопили ошарашенные, вдруг ставшие нагими в людных местах люди. Кто-то, видя бесповоротное банкротство, торопливо запрыгивал в петлю, кто-то ударялся в бега... О, Россия - страна парадоксов! На следующие дни, когда власти объявили о причине данной тотальной конфискации,  ни один из вчерашних обладателей добра не пришел оспаривать такой бездоказательный ход. Всё пустили с молотка. В одночасье бюджет города пополнился, был достроен дом для престарелых инвалидов, куда, большей частью, всепились вчерашние щипачи и домушники, растерявшие здоровье в казенном быту.

А молва о моем чудо-магните пошла гулять по губерниям. То в одном, то в другом районе стихийно вспыхивали шествия раскаявшихся, которые волокли властям нечестно нажитое, умоляя, не включать магнит на их территории, кое-кто сдавал деньги, кругленькие суммы, пропорционально оставленному, что невозможно транспортировать. Пришлось создавать специальные конторы по оприходыванию сдаваемого добра и последующей его продажей на аукционах. Чаще всего, тем, кто его и принес.

Отцы городов, где прошли такие волнения, присылали мне почетные грамоты и удостоверения почетного жителя их города. У меня их скопилось 256 штук.И опять не обошлось без перекосов. Была создана сверхконспиративная шайка, какая действует и по сей день. Вымогатели вычисляют особо состоятельных рвачей и уведомляют, что, мол, со дня на день включат магнит. За благо его невключения те выкладывают немалые наличные и, конечно же, помалкивают. Попробуй, выведи  таких шантажистов на чистую воду.

А еще, в страхе близкой, неминуемой конфискации, темные силы активизировались и искусно разладили мой магнит. Я как раз работал над усилением его мощности, повышением радиуса действия до уровня всех губерний, куда направил свои предложения поработать на их территории, сочинил этакие страстные рекламные мадригалы гамадрилам от власти. Что интересно, я по сей день не получил ни одного ответа. Видя такую странную пассивность, я пока махнул рукой на ремонт и с головой окунулся в другую затею, еще более грандиозную и полезную для России.

 Больничные откровения пострадавших

во время жестокого эксперимента.

В больницах Райграда, после активной фазы жестокого эксперимента, было совсем тесно, койки стояли даже не только в коридорах хирургии и травматологии, но и  в гинекологическом и детских отделениях.

Со многими пострадавшими приходилось беседовать психотерапевту, потому что полученный стресс размыл у них границу меж явью и жуткой фантастикой, в которую их окунули.

- Назовите свое имя и место работы.

- Младший лейтенант милиции Подгорбунский, 28 лет проработал на одном из трудных и опасных участков по сохранению социалистической, точнее, российской законности, в медвытрезвителе. Имею 28 грамот за образцовое несение дружбы и орден, точнее, значок «Победитель соцсоревнования 1985 года», именное оружие в виде складного семилезвенного ножа с дарственной надписью от начальника ГОВД. Произошел из семьи рабочих…

- Достаточно. Расскажите, как вы сломали ногу и почему стали лаять на окружающих и, пардон, мочитесь по-собачьи, становясь на четвереньки, и, задирая ногу?

- Все просто, доктор, я упал с березы.

- Как вы туда попали, только, пожалуйста, говорите мне всю правду во имя собственного блага, установления точного диагноза и успешного излечения.

- Как на духу, доктор. На эту березу в трех километрах от города, близ Дунькиного прогала, я залазию последние семь лет по два раза в неделю. Перед тем как залезть я изображаю из себя сороку, расшипериваю крылья, стрекочу, собираю прутики, якобы для совития гнездышка. На высоте метров в пять у меня тайничок, туда я складирую крупные банкноты, сторублевки, пятисотки. Таких берез у меня семь…

- Вы непоследовательны, откуда банкноты, зачем косить под сороку? Повторяю, я не следователь, я врач, желающий вам помочь. Если вы не хотите выздоравливать, то давайте в самом начале прекратим эту комедию, таких как вы пациентов у меня десятки.

- Виноват, доктор, я не по злому умыслу, в голове ералаш, все путается, голова раскалывается, подташнивает.

- У вас приличное сотрясение мозга.

- Да я упал с березы, метров с пяти… Работаю я под сороку из конспирации, ведь я – чекист старой школы, читал кой-какие секретные инструкции, советовался с адвокатом, интересовался, что же облегчит мою участь на возможном суде. Он и посоветовал такую схему, чтобы показания возможных свидетелей выглядели заведомо абсурдными, вызывали смех у нормальных людей. Вы знаете, доктор, сколько за мною следит агентов? У-уу… но все до этого проклятого дня оставались в дураках. А деньги у меня, доктор, водились немалые, только на день конфискации, в упомянутых березах, лежало три миллиона шестьсот тысяч рубликов, готовых к сдаче в валютный отдел Инвестбанка. Эту сумму я скопил за три квартала текущего года, это моя средняя производительность за минувшее десятилетие. Немало средств я вложил также в солидные акционерные общества, перегнал за рубеж.

- Мой опыт, доктор, воспитал во мне психолога. Я не подбираю бомжей и явных алкашей. Я четко знаю дни зарплаты всех крупных предприятий, расписание смен, их тайные закутки, откуда они выпадают глубокой ночью. Я – щипач, высокой квалификации, фокусник, факир, поддерживающий форму специальными тренировками. Коллеги чаще всего брезгуют лишний раз вылазить из машины, посылают меня, вертят у меня за спиной палец у виска, считая за чокнутого ретивого служаку. Чтобы достигнуть этого имиджа, мне тоже пришлось немало потрудиться, почитать о школе сценического мастерства. В общем, пока я доволакиваю до машины клиента, в карманах ничего стоящего у него не остается, снимаю я  и часы, кольца и цепочки с кулонами-крестиками, сдаю их потом в надежном месте. Чистоплюям-коллегам остаются для обмену на самогон только облезлые шапки, шарфы да обувь. Коллеги наутро, если клиентик  заикнется об каких-то утратах, негодуют столь искренне, что никакой детектор лжи лукавства не выявит, да его и нет, лукавства-то, они в закономерном неведении, полной уверенности, что этот пожизненный «почти-офицер» Подгорбунский, ретивый недоумок, никогда в жизни их не объегорит.

- Я никогда не испытывал, доктор, угрызений совести, вытряхивая карманы у этих пьяных скотов, изъятие у них денег шло им только во благо, они досрочно прерывали запой, виновато и тихо вели себя в семьях, где недели две бы куражились, пропивая большую часть заработка, залазя в долги…

- О, Господи!- стиснул Подгорбунский виски. – Какая боль… Где я, куда меня тащит?! Г-гав, гав-гав! Отстаньте, это не мой след!..

Доктор позвонил и прибежали помощники, сделали укол. У чекиста минут через десять взгляд стал напитываться осмысленностью.

-  Где я? О, доктор! Что это со мной было? Куда так властно поволокло? Что я наговорил, почему я так разоткровенничался?!

-  По-моему хотению, техники велению,- доктор кивнул загадочно на купол у него над головой, сходный с промышленным феном для сушки причесок.

- Все в порядке, дражайший, картина проясняется, редчайшее заболевание, шедабердум схолацио, патолоцезный криз на фоне мании преследования и маниакального мамоннеза. Лечение не из простых, препараты по спецзаказу, вам может в какой-то мере польстить, умалить ваши страдания, это болезнь королей. Подробно описано заболевание прусского монарха Людвига 16-го, римского императора Канона Третьего и ряда других высочеств.

- Они выздоравливали?

- Стопроцентно, даже, что совсем парадоксально, омолаживались, брали в жены юных девушек, успешно осеменяли их, производя наследных принцев. Но, повторяю, заболевание редчайшее, требует изрядного времени и королевских средств. Вы в курсе дела, что конфискация произошла только на локальном участке, в Райграде и прилегающем к нему районе радиусом не более сорока километров?

- Нет, я же упал с березы, с пятой, когда обнаружил, что тайники пусты, потерял сознание, очутился в больнице…  Стало быть, счета мои на стороне сохранились?

- Скорее всего…  Надо бы поспешить начать лечение, выкупить лекарства, потому как организм ваш ослаблен, травмирован, в плачевном состоянии иммунитет, можно упустить время, и ход болезни станет необратимым, будет резко прогрессировать психическое расстройство, лаять, кукарекать, кусаться вы будете уже без перерыва, вас придется заключать в сумасшедший дом. Заключать, вообще-то, можно уже и по существующим признакам, вы только что обосикали по-собачьи мне батарею отопления, но все зависит от моего заключения, моего страстного желания  вас  излечить.

- Все понял, шеф. Сколько нужно для того, чтобы вы совсем  страстно возжелали моего выздоровления и сколько будут стоить лекарство?

- В баксах,- сказал доктор и написал на бумажке две цифры. – Первая сумма за мое страстное желание, вторая – за лекарство, на два разных счета, один банк в Питере, другой в Брюсселе.

- Неслабо!- восхитился цифрам Подгорбунский.

- По-королевски,- подсказал доктор. – Если я признаю вас психически здоровым, выйдет куда дороже, прокуратура и ФСБ вытрясут все.

-  Вы правы,- вздохнул Подгорбунский и усмехнулся, - будешь много баксовать, станут в рыло боксовать, а житуха - буксовать.

-  Складно,- похвалил доктор, - стресс будит творчество. Уроки-то симуляции психических заболеваний по какому труду репетировали?

-  Академика Джабык-Мезозойского.

-  Молодец,- признательно крякнул доктор,- на лету все схватываешь, сработаемся. Направление скоро дам в швейцарскую лечебницу, там и переждешь смутное время, все будет чисто, даже бюллетень ГОВД тебе оплатит за все время лечения. Припадки особачивания делай чуть чаще, раза два в день, при полных аудиториях. Возьми вот эти таблетки, это сплошь витаминчики, только в других коробочках, кушай прилюдно. Стенай побольше. Ну, ступай, думаю, денька три-четыре тебе хватит, чтобы перегнать бабки, не тяни, у меня требуют касательно тебя внятного отчета.

- Все понял, шеф, завтра все закрутится…

- Следующий…

- Мамыра Егорий Антонович,- представился следующий.

- В карточке написано «Натанович».

- Извиняюсь, опечатался.

- Кратко о работе, социальном положении, как сюда угодили?

- Автомеханик-снабженец по ремонту в горкомхозе. Попал в силовое поле сатанизма. Еду на автомашине «Нива». Вдруг, она теряет управление, начинает рыскать по дороге и сваливается с трассы. Осмотр автомашины показывает, что нет червячного редуктора рулевого управления и заднего моста. Осуществить это изъятие узлов физически, на ходу, невозможно, только по воле нечистой силы. Получил множественные ушибы туловища, треснули два ребра и сломан палец на левой ноге…

- Ушиб головы с раной,- прочитал доктор и усмехнулся, - нарочно не придумаешь.

-  Да и головы, теперь перед глазами непрестанные радужные круги. Но самое главное и страшное, доктор, в другом, стоит мне теперь хоть на секунду прикрыть глаза, как появляется гадкая, ухмыляющаяся рожа депутата…- Мамыра воровато оглянулся и шепнул на ухо фамилию, - он и по телевизору-то за эти годы надоел всем до блевотины, а тут поселился совсем безвылазно, дразнит, кривляется, на лбу у него рожата, вместо пальцев копытца. В партию свою зовет, если, говорит, запишешься, враз отстану. А я боюсь, партия у них чахлая, на ладан дышит, стоит ли рисковать?

- А, может, в правительстве портфельчик какой даст,- предположил доктор.

- Вряд ли, он и сам бы в правительство убег, кабы что приличное засветилось. Деньги сулит и квартиру в Подмосковье, но денег совсем мало, а квартиру с подселением и от метро совсем далеко, жадный, у сына так этих квартир штук тридцать.

- Вот и положил по жадности на вас глаз, денежный мешок в вас разглядел. Сколько в эту кампанию вам ампутировали в баксах-то, не один, поди,  лимончик?

- Помилуйте, у меня оклад…

- Ну, хорошо, ответьте, пожалуйста, на такой вопрос, где вы покупали упомянутые вами червячный редуктор и задний мост на вашу «Ниву»?

- В магазине, где же еще.

- Можете представить счет и чек?

- Помилуйте, кто собирает эти бумажки!

- Все знают, что вы держите несколько торговых точек по продаже запчастей, не брезгуете принимать на комиссию подержанные части вплоть до кузовов и агрегатов в виде двигателей, коробок и мостов. Экспертиза подпольного отслеживания показала, что в обороте господствует именно этот товар.

- Помилуйте, по всероссийской статистике в эксплуатации около восьми миллионов машин Жигулевского автозавода, то есть около 90 процентов всего, что он выпустил за время своего существования за тридцать с лишним лет. То есть машины эти не уходят на свалку, бегают, постепенно заменяя все части. Уровень нищеты русского народа таков, что едва не половина с радостью купит ту же «копейку» тридцатилетнего возраста или «Москвич 412» и, замазывая пластилином дырки в крыше, прикладывая отпадающие колеса, будет ездить еще столько же. Повторяю, на свалках почти нет «жигулей», они покупаются и перепродаются до сих пор с завидной динамичностью.

- И воруются,- подсказал доктор.

- Не без того, я-то  тут при чем?

- Первичный, даже поверхностный опрос показал, что у подавляющего числа машин, попавших в аварию, исчезли запчасти, купленные у вас.

- Пшел!- махнул Мамыра ладонью у лица. – Отвали со своей партией, не хочу в Думу!

- Ушиб головы с раной,- сказал задумчиво доктор. – Очень точный диагноз. Выписываю зеленку, помажьте дня три и все пройдет.

- Помилуйте! А как быть с депутатом, он уже бодается.

- Вступите в партию, и он сразу отстанет. Могу выступить как доверенное лицо, пишите заявление, прикладывайте взносы, я передам.

- Сколько?

Доктор усмехнулся дьявольски и показал ту же бумажку, что и показывал Подгорбунскому, повторил комментарий слово в слово.

- Ну, это еще куда ни шло,- махнул рукой Мамыра,- ради здоровья психического и не на то пойдешь.

- И свободы, - подсказал доктор. – Вы - умничка, Егорий Натанович, с вами приятно работать. Передавайте привет депутату козлоногому, можете меня порекомендовать в его партию, вступим вместе, судя по всему, мы с вами единоверцы. Умничка, светлая голова, вовсе несраная.

- Отчество обязывает,- застенчиво улыбнулся Мамыра.

- Следующий!

- Бякин Ермолай Хуснутдинович!

-  Завал в гараже?

-  Так точно.

-   Тэ-экс,- доктор придвинул к себе стопку карточек. – Таких у меня тридцать два человека. Как себя чувствуете, Ермолай?

- Лучше всех, ходячий, есть лежачие, совсем отходняк.

- Вы понимаете, что все случилось по вашей вине?

- Как не понимать, бомбили ангары, брошенные вояками. Их там никто и не охранял. Вот и слепил пару гаражей, один продал. Своровал, получается. Родина-мама сказала, верни назад, я не против, возьми, мама, раз так оголодала. Только все равно бы все прахом пошло, сгнило, рассыпалось.

- Против вас исков никто учинять и не будет.

- И на этом спасибо.

- Ваша травма, Ермолай, пойдет как бытовая, то есть бюллетень оплачиваться не будет.

- А мне и не надо, я – безработный.

- Ермолай, вы можете мне помочь?

- С удовольствием.

-  Побеседуй со всеми этими остальными «завальными» ребятами, что, мол, все в ажуре, но только бюллетеней не будет.

- Все понял, нет проблем.

- А то я зашиваюсь,- доктор кивнул на другую стопку медкарт, - с более тяжелыми надо беседовать, у кого крыша чуть сдвинулась от испуга.

- Понятно,- хохотнул Ермолай, забирая карточки. – А скажите, доктор, а вот кто на ворованное купляет себе острова за границей, как с ними, что и острова исчезнут?

- Элементарно,- заверил доктор.

- Вот это я понимаю мощь у машин,- уважительно почесал затылок Ермолай. – На себе чуток спробовал, рельса перекрытия шести метров, как бабочка упорхнула, на плите железобетонной, как на ковре-самолете метров двадцать пролетел, а в ней не меньше полутора тонн, не меньше. Сили-иища!..

- Следующий!..

 (более подробный рассказ об этом феномене в книге «Райгород», часть первая «Жестокий эксперимент» - ЧИТАЛКА)