Тост-32 - ЗА ЛЮД РАБОТЯЩИЙ И СВЯТОСТЬ РАБОТАДАТЕЛЯ!

 
 

Г Л А В Н А Я

 

ПАРАД ФЕНОМЕНОВ

  (содержание)

СОЦИАЛКА

1.Операция «Колор ада

для друзей из Колорадо».

2.Искоренение воровства.

3.Антивралин.

4.Сделано на соплях – высший знак качества.

5.Академики стеклотарных наук.

6.Сенокосные бабульки.

7.Человек – готовая электростанция.

8.Ухаб в законе.

9.Случка и скрещивание в автомире.

10.Семена по выращиванию домов.

11.Сортирное дворянство.

12.Кража букв и слов из проводов.

13.Похороны своих пороков.

14.Общество  одушевления вещей.

ОРУЖИЕ И САМБО

1.Шнурок ботинка – петля Пентагону.

2.Новые породы людей для спецорганов.

3.Феномен Драчело Менструяни.

4.Огнестрельное оружие изо льда.

5.Сам себе палач.

6.Бронированые мухи. Ядовитый пук.

7.Отвертка-шпага. Кирпич-кистень.

8.Как я Тайсона нокаутировал.

ПРИРОДА

1.Агрессивная защита природы.

2.Атавизм – двигатель прогресса.

3.Страуворы и свиноящеры.

4.Барсуки хлеборобы.

5.Бронированные яйца.

6.Гнусный кабинет. Вымя для токсинов.

7.Тараканы-стоматологи.
Семена для зубов.

ЗДОРОВЬЕ И СПОРТ

1.О пользе кастрации.

2.Запоры в радость.

3.Парк трезвости.

4.Люди-змеи. Сверхомоложение.

5.Золотой песок из мочевого канала.

6.Соль со спины – уникальное снадобье.

7.Банька – здравия пристанька.

8.Прободение трезвого бдения.

КУЛЬТУРА

1.«Классика», класс ика,

класс сика, класс пука…

2.Корректурные очки.

3.Авторояль. Голос-оркестр.

4.Низменный кабинет. Фаноглисты. Мохноротие.

5.Морда-зад телередакторов.

6.Легенда о Толике-зоофиле.

7.Шнобелевский лауреат.

8.Багет березового ситца.

9.Хижина тети Томы.

 

     

 

   Хижина тети Томы

Стихийный невольничий рынок современной России

Скверная демография и безработица продиктовали появление нового производства, биржа труда открыла дочернюю частную фирму «Помощники по хозяйству», «Хижина тети Томы», как окрестил ее один из участников. По сути, это был аукцион, рынок рабочей силы, где силу эту заказывал частный сектор, субъекты. Гибкость обслуживания была невероятной. Положим, вам нужен разовый рабочий на вспашку огорода, уборку захламленного двора, пилка и колка дров, натаскать водички для полива грядок, выкопать картошку… возможности оплаты, только натура – самогон и сытная закусь, нет проблем, вы непременно сыщете себе разового слугу. Фирма предлагала большой выбор соискателей, нередко, подзапущенных субъектов, кого без посредников, ответственных за их посильную порядочность, запускать во двор было нежелательно.
Я появился на просторном дворе биржи труда с утра, здесь было уже тесно от мужиков и баб с картонными номерами на груди. На стене была вывешен свежий прайс-лист, где давалась исчерпывающая характеристика номерам: умеет делать то-то и то-то, справка о здоровье и семейном положении, возраст и т.п.
- Мне, милок, надо яму под уборну выкопать,- взяла за рукав мужика №15 бабуся.
- Я – столяр, мамаш, читайте прайс, это номера, в основном, с 30-ого по 50-й, люди, не имеющие специальности,- «пятнадцатый» кивнул на соседа за номером 37, обратись, мол, к этому. Бабуся с нарастающим подозрением осмотрела потенциального землекопа, синюшного мужичонку в уже вечном ознобе похмелья, и заключила негодующе:
- Для него самого надо яму рыть, только и осталось силенок-то, по всему, стопочек пять дотащить до рта.
- А земля-то у тебя какая, мамаш?- поинтересовался столяр. – Не суглинок, не щебенка?
- Пух не земля, милок,- уверила страстно бабуся,- даже ломиком долбить не надо. Да и яму-то мне глубокую не надо, с метра полтора, за полдня управишься.
Столяр подозвал сына, рослого крепыша, стали уточнять форму и размер оплаты.
- А он приставать не будет?- покосилась на парня бабка. – Сильничать баб не горазд?
- Ну, разве только за отдельную плату, но в долларах, много, ты, мамаш не потянешь со своей пенсией,- усмехнулся столяр.
- Зря лыбишься, по телевизору кажут сколь хочешь случаев, когда нонешняя молодежь ничем не брезгует для утоления своего похабства…
Как водится в родимом отечестве, любое производство неизменно образует тень, расслаивается, отрастает еще одна-другая голова прожорливых сиамских братцев, в результате чего ручеек в казну преизрядно пересыхает. По двору ходили женщины в соку, крепкие хозяйки, матери с неопределенными еще детьми, кто повыгонял со двора, посадил, похоронил мужей-алкашей, не ужился с тунеядцами или патологическими юбочниками. Они подбирали себе помощников по многим факторам, на довольно длительные сроки. Нередко в помощниках оказывались вчерашние мужья, но совершенно лишенные прав, только работники у наемщика, кто в любое время мог вышвырнуть его на улицу.
Искали работников не только приличные женщины, но и работниц респектабельные мужчины. Надо ли говорить, что этот сектор рынка был не под силу государству, его участие сводилось только к регистрации соискателей, обеспечении безопасности наемщиков, их уверенности, что человек вынырнул не с самого донышка жизни, оголодалый, остервененный и на все готовый.
Как-то органично вписались в этот пестрый натюрморт и сутенеры, девочку вам могли предложить любую, хоть на часок для уборки салона вашего авто, хоть на сутки для стирки-глажения белья. Гибкость и многогранность сервиса данного сектора была в явном авангарде против прочих, вы могли, будучи женщиной заказать отменного самца или самочку, будучи мужчиной, также мужчину, ну и так далее в необъятные голубые высоты махрового извращенчества.
Рынок бурлил, я становился свидетелем сценок, какие неподражаемо написал автор «Хижины дяди Тома», знакомый с нравами черного невольничьего рынка не понаслышке. Да, работников тщательно осматривали, вплоть до полости рта, щупали мускулы, заставляли жать гирю или подтягиваться на турнике, многократно приседать для проверки дыхалки, требовали свежую справку от венеролога и тест на СПИД, отдавали предпочтение некурящим, сами экзаменовали на мастерство вождения авто, знание его устройства, технику безопасности. Был сектор торговли специалистами по аудиту, бухгалтерии, охране… Значительное удешевление рабочей силы обеспечивало присутствие на данном рынке среднеазиатов, кто бежал из родимого, еще более нищего отечества, куда глаза глядят, а глаза глядели больше на Россию, где в ее просторах, извечном бардаке, власти алчных чиновников, можно было легко затеряться, выжить и крутить любые аферы.