Тост-ЭССЕ-10 - ЗА УТИЛИЗАЦИЮ СВОИХ ПОРОКОВ И БЕД В НУЖНОЙ ЯМЕ!

Г Л А В Н А Я

 

ПАРАД ФЕНОМЕНОВ

  (содержание)

СОЦИАЛКА

1.Операция «Колор ада

для друзей из Колорадо».

2.Искоренение воровства.

3.Антивралин.

4.Сделано на соплях – высший знак качества.

5.Академики стеклотарных наук.

6.Сенокосные бабульки.

7.Человек – готовая электростанция.

8.Ухаб в законе.

9.Случка и скрещивание  

в автомире.

10.Семена по выращиванию домов.

11.Сортирное дворянство.

12.Кража букв и слов из проводов.

13.Похороны своих пороков.

14.Общество одушевления вещей.

ОРУЖИЕ И САМБО

1.Шнурок ботинка –

петля Пентагону.

2.Новые породы людей

для спецорганов.

3.Феномен Драчело Менструяни.

4.Огнестрельное оружие изо льда.

5.Сам себе палач.

6.Бронированые мухи.

Ядовитый пук.

7.Отвертка-шпага.

Кирпич-кистень.

8.Как я Тайсона нокаутировал.

ПРИРОДА

1.Агрессивная защита природы.

2.Атавизм – двигатель прогресса.

3.Страуворы и свиноящеры.

4.Барсуки хлеборобы.

5.Бронированные яйца.

6.Гнусный кабинет.

Вымя для токсинов.

7.Тараканы-стоматологи.
Семена для зубов.

ЗДОРОВЬЕ И СПОРТ

1.О пользе кастрации.

2.Запоры в радость.

3.Парк трезвости.

4.Люди-змеи. Сверхомоложение.

5.Золотой песок из

мочевого канала.

6.Соль со спины – уникальное

снадобье.

7.Банька – здравия пристанька.

8.Прободение трезвого бдения.

КУЛЬТУРА

1.«Классика», класс ика,

класс сика, класс пука…

2.Корректурные очки.

3.Авторояль.

Голос-оркестр.

4.Низменный кабинет.

Фаноглисты.

Мохноротие.

5.Морда-зад телередакторов.

6.Легенда

о Толике-зоофиле.

7.Шнобелевский

 лауреат.

8.Багет березового

ситца.

9.Хижина тети Томы.

       В Н И М А Н И Е !

Строка перечня без подчеркивания

открывается верхней, подчеркнутой

 

   

       ПОХОРОНЫ СВОИХ ПОРОКОВ

  Эта фирма просто купила мой патент и раскрутила дело, щедро обогатив его своими находками. Я наведался к ним и спешу поделиться с тобой, Народ, своими впечатлениями.

Я зашел по указанному адресу и тут же вышел назад, подумав, что ошибся, потому как светлое и просторное помещение, щедро напичканное компьютерной техникой, не имеющее даже выставки памятников и венков, совсем мало походило на фирму ритуальных услуг. Но вывеска вещала, что это «Благовест», фирма, которая специализируется на захоронении пороков заказчика.

- Господин!- окликнула меня выглянувшая миловидная девчушка, - вы не на поминки сребролюбия?

- Да я так… вроде того,- сказал я, потирая шею.

- Тогда поспешите в ресторан «Станица», заказчик выбрал банкетный зал там.

- А как я зайду, у меня нет никакого пропуска?

- Ну что вы, судя по всему, вы у нас первый раз, вход свободный, никакого пропуска не надо.

- А еще какие сегодня мероприятия помимо этого есть?

- Ну, конечно, еще одни похороны зависти, девять дней алкоголизму, сороковины – курению, полгода - гневливости и годины - унынию. Да вы зайдите, посмотрите Доску объявлений, там на два дня вперед мероприятия расписаны. Побеседуйте с менеджером-психологом, он подскажет вам путь ваших действий.

- Спасибо, милая, с этого и начну...

Менеджер дал мне памятку, объемный, на двух листах тест и посоветовал внимательно прочесть предложенное. Я уютно запал в роскошное кресло и сделал как велено. Придумал себе тему, объект погребения.

- Вообще-то, я по части неразделенной любви,- сказал я, - развода, сопутствующего стойкого уныния. Вот у вас сегодня уже заявлено мероприятие, годины по унынию, это, случаем, не одно и тоже? Может, мне уместнее, для вхождения, так сказать, в образ, посетить чужие поминки, примерить одежки, а потяну ли, не сфальшивлю, иначе эффект, как я понял, будет равен нулю.

- Вы правильно мыслите,- сказал психолог, - дело, за которое вы беретесь, спешку исключает. Если вы - верующий, я бы порекомендовал даже сначала исповедаться у священника. Такие совместные усилия могут дать неплохой результат.

- Я пробовал ходить в церковь,- сказал я, - результат – ноль целых хрен десятых. По всему, эта форма Веры не может угнездиться во мне как следует, я люблю уединение при исповеди и делаю это лучше, изливая чувства на бумагу, соседство других молящихся меня необратимо отвлекает и рассеивает. К тому же у меня не хватает терпения изучить церковнославянский, я не понимаю звучащих молитв, стою болваном и только раздражаюсь на себя фальшивого и постороннего в этом святом месте, где у настоящих верующих исторгаются слезы умиления, где они медитируют и душевно оздоравливаются. К тому же,  в нашем храме более полувека был кинотеатр «Имени 1-го Мая», все свое детство я ходил туда смотреть фильмы, больше военные и приключенческие, а потому маховик памяти при службе то и дело возвращает меня туда и – да простит мне Господь богохульство возможное – я не могу серьезно смотреть на фанерки и ДВП, расписанные аляповато и совершенно бесталанно, художником, кого я знаю как отменного алкаша, кто столь пагубную привычку обрел, пропивая щедрые гонорары от коммунистов за роспись фасадов домов, создание трафаретных картинок из журнала «Агитатор», с главным заклинанием, что народ и партия едины. Это восприятие укоренилось во мне стереотипом, и я не могу теперь молиться с безоглядным погружением в Слово и в других храмах. Я верую во Всемогущего, но фанатом групповой формы, кучкуясь с кем-то, кого попросту не совсем уважаю как человека, стать никак не могу. Я безоглядно верую в Дело, которое мне доверил освоить Всемогущий, я стараюсь использовать с максимальной отдачей его Дар, следуя Его заповедям, наработал для этого свою технологию и страшусь единственного, чтобы Отче не счел меня за гордого. Я побывал во многих святых местах, в том числе и в Оптиной пустыне, но разбудить в себе фанатизм групповой формы Веры так и не смог.

- Я тоже этакий недоверующий, - сказал психолог, - и поэтому понял вас с полуслова. По-моему, грех гордыни вами сильно преувеличен, вы беспокойный, ищущий пути совершенства человек и одно это, одна ваша самокритичность, покаяние, грех этот отпускает. Я работаю в тесном контакте со священником и потому могу взять на себя смелость, что он бы мою точку зрения поддержал. А что касается посещения чужих поминок, так это самый верный шаг, ступайте, примерьте себя к уже раскрученной кем-то ситуации, хотя я не исключаю, что и здесь вы почувствуете себя фальшиво. То, что мы предлагаем не готовая формула для всех, это форма поиска, азбука психологии, где задача врача подпрячь мятущемуся человеку в помощь как можно больше факторов, помочь прийти к могучему самовнушению, самогипнозу, уверению, что ты здоров, выкорчевал из себя тот или иной порок. Ступайте, это вам не повредит, как я вижу, вы жаден до впечатлений и вы их получите, обогатитесь, даже если забракуете этот путь, ведь станет меньше неизведанных. Удачи вам!

На следующий день я отправился на похороны хамства, в довесок к нему было подверстано сквернословие и гневливость. Проживал обладатель этого порока в приличном коттедже, во дворе толпилось немало народа. Большая часть присутствующих, как я понял, из тех же желающих очиститься от той или иной лепешки грязи на душе, прошедших через подобное мероприятие. Они чуткими жандармами отслеживали ситуацию, не позволяли мелькнуть даже искорке скепсиса или иронии, все проходило серьезно и достойно.

Каждый входящий, зная, куда пришел, обязан был внести лепту в создание материальной куклы порока, который сегодня должен был торжественно захоронен. На столе, посередине двора, лежали обрезки и комки скрученной проволоки, из нее абсолютно бессистемно и спонтанно делался объемный макет. Каждый из присутствующих подходил и подвязывал кусочек, комочек, приминал, правил общее тело на свое усмотрение, думая при этом прочувственно, как коварен и силен был при жизни порок обладателя, но как сильны они, люди, его победившие и заклеймившие, готовящие к погребению. Во второй круг созданная арматура закидывалась, залеплялась комками глины, что стояла в чане рядом со столом. На этот раз на столе выросло чудище чем-то отдаленно напоминающее тушу кабана, только без ног. Его уложили в гроб, ящичек раза в четыре меньше среднего гроба,  все стали кругом и тихо запели «Гимн очищения», искусно вытканный из основных постулатов ведущих религий, слова его были проникновенны, внятны и легко проговариваемы. Затем инициативу перехватил солист, он стал исполнять куплеты на тему жизни носителя порока, каждый куплет завершался припевом из «Гимна очищения». Слова куплетов были сочинены замечательно, перед глазами так и вставали эпизоды жизни человека, обрученного с хамством, но все больше и больше ненавидящего его в себе.

Затем процессия отправилась на погост. Местечко было выбрано укромное, на изрядном отдалении от Райграда. Сюда с окрестных полей издавна свозили камни крестьяне, место так и называлось, Поляна Галечных Лебедей, потому как камни, валуны были белыми, так называемой галечной породы. В подготовленную неглубокую яму опустили гроб, закопали и навалили сверху валун, на котором было выбито: «Здесь покоится мое хамство – ублюдок невежества, брат гневу и скверне Слова, предтеча безумия. Василий. Дата».  

За поминальным столом все поздравляли Василия, говорили тосты в честь его обновления, приводили успешные примеры других уже достаточно давних побед над подобным пороком и выражали уверенность, что сие не минует и его.

К неизбежным издержкам я отнес появление за столом парочки экзотичных личностей, местных юродивых, но в форме достаточно мягкой и терпимой. Точнее их было бы назвать полуголодными идиотами, потому как пророчеств они не исторгали, а хищно сверкая глазами набивали карманы пирогами, жадно пили-ели и трафаретно уверяли окружающих, что покойничка знали сызмальства, гусей вместе с ним пасли. На одном был китель капитана ракетных войск, казачьи штаны с лампасами и хромовые сапоги, голенища в гармошку. Партнерша была одета совсем убого и совсем зловонно благоухала. Ярлык «юродивых» спасал их, для всех они были тестом на терпимость к братьям своим бедствующим.

Близ банкетного зала терлись ремесленники ритуальщины. За время захода и выхода из зала мне предложили изготовить фотокерамику, обвыть покойника, соборовать на дому, сделать любой памятник, разместить могилу в интернете и даже назвать звезду в честь усопшего. Этот же астроном сказал, что может за соответствующую плату организовать доставку  урны в открытый космос или на Луну, что с американцами все схвачено.

Подошел приличного вида гражданин и, сильно смущаясь, озираясь по сторонам, спросил, нельзя ли, мол, таким же макаром похоронить клептоманию, что извелся под ее игом непередаваемо. Я заверил, что можно и даже нужно. Словом, стал апостолом ещё одной веры.