Г Л А В Н А Я

 

С О Д Е Р Ж А Н И Е

1.Рождение Любви

2.Подводный мир

3.Русалочья мадонна

4.Верность-Ревность

5.Окаменелость

6.Отрубленные головы

7.Космос наших родов

8.Огне-Царевна

9.Ледовая Королева

10.Озверение

11.Растворение

в Природе

12.Жрица Ночи

13.Любовь с монстрами

14.Амазонка

15.Воздушный мир

 

1001 сон о Любимой

1.Рождение Любви

От Издателя. Субъект-виньет-книга "1001 сон о Любимой", издавалась ограниченным тиражом в региональном издательстве для закрепления авторских прав. Издательский отдел ООО "РАЙгрАДа" имеет право на персонализацию текста и коллажей, исходя из требований Заказчика. В электронном варианте публикуются основные фрагменты текста, варианты верстки и некоторая часть коллажей-виньеток, где по разрешению некоторых экс-заказчиков размещены их лица.

Примеры верстки текста на изображении, ввиду большого уменьшения для динамичного открытия в инете, делают тексты страниц нечитабельным или, в случае небольших текстовых блоков поэтического комментария, слабочитаемыми. Для удобства чтения книга разбита на пятнадцать снов-глав, названия которых вынесены в боковое меню. Настоящая страница уже открыта на главе первой  "Рождение Любви", какая, в свою очередь, открыта Введением. Имя "Алёнушка" уже первый штрих персонализации текста. Коллажи часто располагаются произвольно, без смысловой привязки к тексту, что диктует фрагментарность подачи материалов. 

Введение

 Алёнушка, любимая! Дружок мой милый и родной, хочу сделать тебе не совсем обычный подарок, вручить тебе частицу души своей, уголок совсем потаенный и заветный, запечатленный словами и образами в виде книжки. Дневник этот сокровенный я вынашивал и пестовал уже давно, по сути, со дня знакомства с тобой. Но все страшился даже намекнуть о существовании его, так как слова казались совсем убогими и наивными. Но волею прихотливого случая мне посчастливилось встретиться с людьми, которые открыли мне глаза, поделились опытом и знаниями, как облагородить и обогатить 

мое корявое и убогое слово, сделать его посильно соответствующим тому драгоценному сиянию, какое зажгла ты, любимая, в моей душе. Сияние это, Алёнушка, не прекращалось даже ночью, когда я засыпал, более того, оно обретало еще большую силу и очарование, и, просыпаясь, я не мог удержать слез счастья и легкой грусти от осознания, что как-то зафиксировать это божественное ощущение я не в силах. Я делал попытки описать словами эту сказку, но при перечитывании спустя несколько дней ужасался, насколько это было примитивно и приземленно для кого-то другого, не меня, кому эти убогие штрихи позволяли пока расжечь воспоминание, пережить заново сладчайшие события.

 

 

Для того чтобы ты исчерпывающе поняла в чем суть моего подарка, книги совсем необычной и даже фантастической, я сделаю, Аленушка, дружок мой ненаглядный-любимый, небольшое отступление, этакий технический и физиологический ликбез, знакомство с суперновинками технического прогресса.

Прямое общение людей, дружок мой милый, как правило, тихоходно и кратко, слова, жесты, мимика, взгляды, все это лишь крохотная вершина огромного айсберга, урагана наших мыслей и чувств. И все это, как ни парадоксально, успевает прозвучать в нас звуком, промелькнуть перед мысленным взором образом. Так вот, технический прогресс, его самые последние достижения, оказывается, позволяют проникать в память, оживлять прошлое в хронологическом порядке и даже крутить заново сны. Более того, сканер глазного дна позволяет фиксировать отдельные фрагменты и вести их запись с последующей распечаткой на бумаге. Так я волею случая получил доступ   к этому сокровищу человеческой мысли, этакий фиксатор сокровенного в недрах нашей памяти. Так что мне пришлось опутаться проводами, стать этаким подопытным кроликом. Надо ли говорить, что аппараты эти на конвейер никогда не поступят, что пользование ими прерогатива специалистов очень специфической направленности.

 

 

Ну, да это все для нас с тобой, любимое мое существо, вторично, выпала такая карта – хорошо, не выпала бы – тоже неплохо, ибо главное не в этом, главное, Аленушка моя ненаглядная, в чувстве неземном, что посетило нас, в любви нашей сказочной.

Итак, мои дневниковые наброски, лепет влюбленного, обогатились в один прекрасный день огромным запасом иллюстраций, напитали соком такие, казалось  бы, худосочные слова. Поначалу я даже растерялся от такого обилия, думал, что не разгребу эти горы. Я был на вершине счастья, Аленушка, я заново переживал наисладчайшие видения, где ты была главной героиней, а я очарованным зрителем и кое-когда помощником.

Вскоре, наиболее яркие и оригинальные сны откристаллизовались в небольшие новеллы, точнее, законченные кинорассказы с самостоятельным сюжетом, «кино», затем что в нашем случае картинки довлели над текстом. Надо ли говорить, что, по сути, для творчества как такового это открытие. То, что я тебе предлагаю в книжке, жалкие статичные крохи со стола динамического действа, что не за горами день,   когда я тебе принесу настоящий сериал, где смонтированы эпизоды, где звучит божественная музыка и ангельское пение.

 

 

Самое трудное в моей работе над книгой было отодвигать в сторону огромное количество кадров ничуть не уступающих качеством тем, что были избраны. К сожалению, как ни печально это регистрировать, но книга и кино, как носители информации в огромном ее океане очень примитивны. В человеке, как и в большинстве живых существ, есть механизм прямого общения мыслями без посредничества языка, глаз, слуха. Давным-давно человек этим механизмом пользовался, но затем возгордился и стал «модернизировать» Господевы подарки… Но это уже другая история, не для наших убогих мозгов. А пока, Аленушка, солнышко мое незаходное, любимая, я припадаю к стопам твоим, ласкаю и целую каждую клеточку и вручаю этот скромный подарок, куда разместил кусочек своего сердца, абсолютно всецело тебе принадлежащее.

Сон 1. Рождение нашей любви

О, Господи! Как мне памятно пробуждение после этого сна. Я проснулся в слезах, с диковенным ощущением счастья. Это ощущение не таяло как всегда, не истончалось  зыбкой негой, миражом утреннего полусна, напротив, оно крепло и упрочнялось. Я был уверен, что именно сегодня произойдет нечто такое, что жизнь моя суетная и, в общем-то, бестолковая встанет вверх тормашками, обретет какой-то могучий смысл, и я зашагаю к ярко засвеченному маяку, зашагаю радостно, вприпрыжку, преисполняемый избыточными силами предвкушения еще большего счастья. Так оно и произошло, я встретил в этот знаковый для меня день тебя, Аленушка, планету моего счастья и любви, планету, которую я ликующе осваиваю и молю Бога, чтобы это освоение продолжалось как можно дольше.

Итак, в эту ночь я видел вещий сон. Оказался я будто бы в каких-то неведомых краях, брел, озираясь на диковенную природу, и вел при этом разговор с каким-то незримым собеседником, кто как-то ненавязчиво и между делом подсказывал мне дорогу к чему-то крайне мне нужному, сокровенному и чудесному месту, где, как уверял мой незримый гид, со мной произойдет уникальная метаморфоза, перевоплощение, и начнется совсем иная, полнокровная жизнь. На столбовую, торную дорогу выйдешь, милок, говорил он, и зашагаешь вольными легкими стопами, вкушая истинные прелести человеческой жизни.

Вскоре степной ландшафт сменился на гористый,  извилистая тропа меж скал обратилась в коридор, какой-то тоннель. Просторный и светлый вначале он вскоре стал сужаться и темнеть. Вот я уже шел все больше и больше сгибаясь, встал на четвереньки, и движение началось в кромешной тьме, раз от разу становилось труднее дышать. А коридор все сужался, и мне пришлось уже ползти. Собеседник мой незримый умолк, и меня стал заполнять липкий страх. Теснота коридора вскоре остановила меня, я оказался в могучих тисках, капкане, попытки двигаться назад также были безуспешны.

Страх нарастал и обратился в леденящий ужас, паралич, оцепенение, я стал задыхаться, сознание замутилось и стало меркнуть. И когда лишь секунды отделяли меня от погружения в полный окончательный мрак небытия, тот же страх вдруг вогнал в меня заряд огромной силы и энергии, я бешено задергался и напрягся до звона мышц, стал сжиматься в комок, из глотки попер какой-то бешеный рев, и тиски стен вдруг стали подаваться, затрещали, стали разламываться. Я встал на колени, разогнулся, заворочался что было сил, окончательно разламывая свой капкан. Еще одно усилие с леденящим душу воплем и я встал, выпрямился окончательно.

В глаза катнула волна света, ласковая, богатая немыслимыми цветовыми оттенками волна. Я стоял в просторной пещере, стоял в обломках скорлупы огромного яйца, из которого только что вылупился, выломился, вырвался на волю. Вместе с диковенным светом и тихой небесной музыкой, каким-то детским пением в меня вливалось умиление, радость и тихое ликование, легкость и сила крепкого, здорового тела. Все существо мое затрепетало струнами волшебной арфы счастья, стало источать музыку и гимн созвучные вошедшим в меня ощущениям.

 

 

Я вышел из пещеры на побережье необозримого океана. Господи, воскликнул я мысленно, не замути разум мой слабый мощью этого райского наслаждения, дай сил устоять. В тот миг, когда блаженство души и плоти достигли немыслимых высот, из глаз моих хлынули слезы и тихий смех одновременно. Мне опять показалось не без страха, что сердце мое не выдержит, остановится, остановит этот стремительный бег в прекрасное… И в этот миг я увидел тебя! Бег, сладкая гонка в толщу наслаждения приостановился, застыл на какой-то ликующей отметке. В душе застыл и утвердился ровный восторг – я понял, что достиг цели путешествия, о котором говорил мне мой невидимый поводырь.

Любимая, ты сидела, как и я только что, рядом с разломанной скорлупой небезгрешной личины своего прошлого, ты обернулась, глаза твои излучали изумление и счастье. Я шагнул к тебе, простирая руки, то же самое сделала и ты, и слезы ликования на щеках наших смешались…

Я проснулся и стал недоумевать, отирая слезы с лица, куда же ты исчезла. Но легкая грусть утраты не упрочнялась, не нарастала, во мне крепла уверенность, что разлука эта ненадолго.

И я снова задремал, и снова встретил тебя, и мы гуляли в сказочных местах, на берегу моря, гуще леса, полянах цветов. Мы встречали многих счастливых людей, кто как и мы только что освободились от скорлупы старой греховной жизни и зашагали просветленные надеждами к жизни новой. Мы были свидетелями рождений художников, мореплавателей, воинов. Не у всех это проходило гладко, в этом диковенном инкубаторе, чистилище, кое-какие яйца при разломе скорлупы открывали глазу изрядных монстров…

Да, любимая, этот вещий сон утвердил меня в мысли, что при праведном образе жизни Всемогущий начинает опекать нас еще более плотно, подает все более внятные знаки, чаще преподносит подарки, но при всем при  этом ты понимаешь, что вот именно этого сладкого рабства не надо бояться, им надо дорожить, что ничтожность человека в этом мире колоссальна, что назначение его - множить добро и любовь всеми своими силами, создавать эти светлые энергии себе же во благо, создавая себе тем самым земной рай.