1001 сон о Любимой

 

Г Л А В Н А Я

 

 

С О Д Е Р Ж А Н И Е

1.Рождение Любви

2.Подводный мир

3.Русалочья мадонна

4.Верность-Ревность

5.Окаменелость

6.Отрубленные головы

7.Космос наших родов

8.Огне-Царевна

9.Ледовая Королева

10.Озверение

11.Растворение в Природе

12.Жрица Ночи

13.Любовь с монстрами

14.Амазонка

15.Воздушный мир

 

 

 Сон 3. РУСАЛОЧЬЯ МАДОННА

Подводный мир щедро делился с нами, моя любимая, своими тайнами, принимал в свою семью. Особенно памятной мне стала твоя жизнь среди русалок. Кстати, в их обществе ты сама всегда в моих снах обращалась в русалку, по сути, была от них почти неотличима. «Почти» это для меня, потому как ты была самой прекрасной на свете русалкой, самой красивой, самой изящной, самой умной.

Русалки в морском царстве те же сестры милосердия, они очень ранимы при восприятии чужой беды, прикладывают все свои невеликие силы, чтобы помочь самой крохотной рыбке или черепашке, залечить их раны, успокоить, обласкать.

У тебя, любимая, все это получалось, на мой взгляд, как-то более трогательнее и прочувственнее, ведь ты же была непростой русалкой, из непростых людей, из

людей на которых исходит божественный столп любви, и, в свою очередь, созидающих эту любовь и добро своими делами. Меня лишь краешком втянуло в этот уникальный створ, но и этого уже было достаточно, чтобы ощутить себя счастливым.

 

 

Именно во сне ты, русалка, объявила мне, что ждешь нашего первенца, а затем и явила моим глазам это чудо света в облике прелестной русалочки, нашей дочурки. Восторгу моему не было границ!

То, что в жизни повседневной у тебя, любимая, просматривается порой лишь какими-то намеками во снах расцветает в цветы небывалых расцветок. Я тебе всегда говорил, что у тебя огромный потенциал предпринимателя, зоркий взгляд на мелкое, которое может стать чем-то крупным и внушительным с твоей подачи. Именно это произошло в твоей подводной одиссее при жизни среди русалок. Ты развернула целую сеть оригинальных развлекательных учреждений под водой для нормальных людей, в стеклянных капсулах, куда закачивается воздух, этаких аквариумах наоборот.

 

 

Однажды ты пригласила меня в новый бар «АКСОЛОТЛЬ». Таких  баров ты уже, якобы, создала целую сеть, всех их единило одно – разнообразнейшая и вкусная закуска из членистоногих, антроподов, самого многочисленного типа беспозвоночных животных, их около полутора миллионов видов. В меню таких баров креветка, краб, стрекоза, кузнечик, бабочки, мухи, жуки, но голова всему

речной рак, непростой рак, огромный, РАК-ГОЛИАФ, достигающий размеров лошади, но и это не главное, этот рак – гибрид, он твоими усилиями скрещен с необыкновенным животным  - аксолотль.

Это уникальное животное, оно, по сути, вечное, единственное в своем роде, оно может восстановиться, если у него уцелеет хотя бы одна клетка, по командам этой клетки организм полностью построит себя заново. То есть можно отрезать ус у рака, скушать рака, а он появится вновь из уса. Да, это то, над чем ломают головы генетики, тот же клон.

Только, если совсем честно, никто, никогда не ломает голов, это театр, рекламный трюк, чтобы выжать из богатых обывателей побольше деньжат на огромные, по их уверению, исследования.

 

 

А в природе все есть, всем известен пример ящерицы, откидывающий хвост, но почему-то неизвестен пример аксолотли. Но когда говорят и об этом животном, что оно единственное в этом роде, исключение из привычного ряда, то снова лукавят, в каждой клетке каждого организма на земле есть такой же код, другое дело, что он не лежит столь явно на поверхности, человеческий разум не в силах проникнуть в эту тайну, к тому же давно объявлено, что все это прерогатива мозга, затверждена могучая догма, возведенная в ранг истины самыми лучшими умами человечества, и теперь посягнуть на нее невозможно, да и удобно для большинства ученых, кто самокритично понял, что попытки совершенствования Совершенства дают только отрицательный результат.

Итак, эпизод из данной жизни.

Мы с тобою сели за столик, и я стал исследовать меню.

- «Русалочка в отдельном номере-аквариуме»,- прочитал я фрагмент и вопросительно посмотрел на тебя.

 

 

- Ничего сверхестественного,- пожала ты плечами, - наденешь акваланг и озоруй, если есть желание, если не боишься меня озверевшую от ревности. Причем пиво можно пить под водой, сосать из груди русалки. Мусульманин может, исходя из своих привычек, заказать гарем на часок-другой, поголовье неограничено. Можно сделать скоростной выезд на русалочьей тройке, лихо покружиться в общем бассейне, устроив гонки с соперниками, плыть можешь хоть в акваланге, хоть на водных лыжах. Если утомишься, и тебя начнут покидать силы, очаровашка откинет свой хвост и поджарит тебе свежатинки.

Нам принесли фирменного пивка и вырезку из клешни рака, нежнейшую, почти студенистую мякоть.

- Что-то не видно рак-ансамбля?- сказал я, дотошно исследовав меню.

- Уже готовятся на выход,- учтиво раскланялась ты.

Вскоре, на подиум вышли несколько разнокалиберных раков, размерами от средней собаки до годовалой телки, сплетясь клешнями, встали в кружок. «Вот кто-то с горочки спустился»,- объявил номер один из официантов. Словно из самого сказочного пространства бара излился нарастающий чарующий свист солиста, делающего первый набросок мелодии. Но вот подключились другие исполнители, создающие симфонию фонового подголоска, вплелась партия ударных, исполняемая постуком клешней о клешню или, глухо, по панцирю. Я замер очарованный, не донеся кружку до рта. Рак-ансамбль мелко подрагивал, раскачивался в такт ведущемуся ритму. За стеклянной стеной бара закружились медленно и плавно русалки с партнерами-аквалангистами. Общий рачий свист напоминал чем-то музыку оркестра нежных флейт и свирелей, оркестра ангельского ведомства.

 Я танцевал с тобой, целовал тебя, любимая, пил чудеснейшее пиво из твоей упругой груди и плакал от счастья. А рак-ансамбль добивал меня, безоглядно очаровывал исполнением вековечных народных песен типа «Утро туманное», «Гори, гори, моя звезда», «То не ветер ветку клонит…». Над подиумом бежала строка подсказки слов, и пел весь зал, но тихо-тихо, словно пел и качался огромной невидимой умиротворяющей волной в необъятном океане добра и любви, в уголок которого им всем сегодня посчастливилось попасть. Все бережно умащивали в себе это ощущение, никто не вскрикивал, не совершал резких угловатых движений, все чутко и безошибочно уловили нужный ритм и темп и соблюдали сторожкий охорон этого волшебного состояния.

Базовым предприятием для создания сети подобных учреждений послужил для тебя рыболовецкий совхоз «Клешни партии», специализирующийся во времена недосоциализма на поставке раков под пивко правящей верхушке области.

Довольно быстро мы с тобой доехали туда, до живописного места, где сосновый

бор вплотную подступал к берегу внушительного озера, линия берега была неровной, полуострова то и дело образовывали уютные тихие заливы, где располагались пансионаты и дома отдыха, их пристани.

На территории предприятия я удивился большому количеству скульптур из дерева, чаще шутливые персонажи на темы сказок и басен. У самого входа в классической позе Рабочего и Колхозницы, взметнувших серп и молот, стояли Рак и Русалка, взметнувшие Братину, пивную чашу примирения, единую для всех друзей. А вот пример оскульптуривания неувядающей темы «лебедь-рак-щука»: Лебедь увлекает властно под облака и повозку с бочкой пива, и уцепившихся безвольно за его лапы Рака со Щукой, деревянная  плита рельефными буквами вещала кредо лидера:

«Будьте инициативны, целеустремлённы, настойчивы и тогда вчерашние

оппоненты сочтут за радость быть деликатесами на пиру вашей победы. Лебедь». Другая  же скульптурная композиция была гимном единения  усилий, но, увы, под соусом вездесущего матриархата: повозку лихо мчала славная тройка  в так долгожданном всем одном направлении, но над их спинами свистал кнут ликующей, стоящей во весь рост Русалки.

Неподалеку верещали ребятишки, пытаясь прокатиться на раке сразу втроем,  но умещались только двое, один сползал, что и было поводом их веселого визга. Рак, размером с хорошего барана, степенно и осторожно шествовал к воде, шарики его выпученных глаз позволяли чутко контролировать ситуацию, не наступать на того или иного огольца, скатывающегося ему под брюхо. Предстояла еще более восторженная для ребятишек операция – водная прогулка. Огромные усы рака настороженно, изучающе, замерли при нашем приближении, но тут же успокоились, обрели нормальный поисковый характер, раскачиваясь примерно по одной и той же траектории.

По дорожке навстречу нам тяжело зашлепала огромная лягушка.

– Полноте, Царевна-матушка, вам недужить в одиночестве,- сказала ты громко и хлопнула над головой в ладоши, - я привела к тебе Царевича мечты твоей, оборотись в жену желанную.

Лягушка остановилась и посмотрела на нас изучающе, затем мелко скакнула разминочно на месте раз, другой, на третий раз скакнула совсем высоко, явно начав исполнять сальто назад, в период же, когда она миновала верхнюю точку и начала опускаться, то резко распласталась во всю площадь тела перпендикулярно земле, спиной к ним, картина, словно стоп-кадр, остановилась секунды на две в виде занавеса, затем занавес опал пустой шкурой, а перед их глазами явилась миловидная, стройная женщина с мягко карими огромными глазами лет тридцати в одеянии балетной  плясуньи. Она подняла сброшенную шкуру, и мы вошли в дом, где шумел готовый самовар.

Царевна-Лягушка пришла в концерн поначалу с предложением исключительно стриптизерского характера, ее хореографические ансамбли половину танца исполняли лягушками, а потом в костюме Евы. Предложение было принято на ура, ансамблей она могла готовить хоть сотнями, благо размножение икринками позволяло воспроизводить ее потомство в немыслимой прогрессии. Но затем жизнь заставила сделать и более крутой уклон, девочек забирали домой, покупали, богатые клиенты, устраивали бурную сексуальную неделю, а потом съедали их как деликатес.

Дело в том, что по изначальному коду, в образе человека лягушка этой породы

могла появляться только раз и только на такой срок. Генные инженеры сколько не бились над увеличением этого срока ничего сделать не могли. Но, как уже сказано, икры было море, вырастали до нужной кондиции лягушата за полмесяца, и потому данный конвейер вскоре заработал на полную катушку. Много царевен, уже снова и необратимо лягушек, оставалось невостребованными, и потому концерн наладил производство деликатесов и обработку шкур, пошив из них самого разнообразного товара: сумок, обуви, перчаток (даже с кокетливыми коготками), авточехлов и последний писк моды – бурдюки для пива, великолепная небьющаяся тара, натуральный продукт, позволяющий сохранять напиток без побочных запахов и привкусов. Только по особому заказу, для особо состоятельных, предприятие выпускало небольшими партиями икру Царевны-Лягушки, размер икринки с перепелиное яйцо, расфасовкой по две-три штуки, что для распития бутылочки пивка умеренная, легкая и неповторимая закуска.

Раки-голиафы также способствовали появлению новых побочных производств, так как поначалу уходили на свалку несъедобный хитин, клешни и панцири. Начали с выпуска тазов и корыт для домашнего хозяйства, природный дизайн темных тонов столь прозаического, казалось бы, товара буквально влюбил в него хозяек. Затем освоили выпуск лодок, ладей под парусом, яхт, глиссеров с мощными движками. Особенно экзотичной удалась гребная лодка, потому как веслами служили после небольшой доработки клешни, использовались даже суставы рака  вместо уключин.

Немалым спросом пользовались раки-рыцари для работы швейцарами, охранниками и телохранителями. От серийных собратьев они отличались лишь тем, что их панцирь упрочнялся  спецдобавками питания при выращивании до пуленепробиваемости. Непригодные изначально для рукопашных схваток, неповоротливые, они обнаружили диковенный талант стрелков, к тому же устройство глаз позволяли ему без движения головы вести панорамный обзор,

да это еще в паре с чуткими на малейший шорох и звук усами. Как правило, на

темени его укреплялись два пистолета, стволы которых были направлены в противоположные стороны. Скупое движение, поворот в секторе не более 90 градусов, наклон еще меньше, и вы под прицелом.

Красивые чаши панцирей использовались также для цветников, клешни с их неповторимой графикой для столбиков палисадников и газонов, что в интерьер города пивной ориентации, вписывалось  вполне органично.

Из хитиновых останков рака также было налажено производство костной муки,

он же превосходный цемент, твердостью на уровне 400-той марки, больше того,

этот строительный материал был съедобен, если при перемалывании хитина, оставалась органическая часть, те же мышцы клешни и голова. Организованный домостроительный комбинат по выпуску стеновых панелей бетон готовил из муки раков только с изъятым брюшком, замес смеси производился исключительно на кефире.

Быстрый рост этого производства обусловили государственные инвестиции, правительство как раз решало вопрос реанимации складов стратегического запаса продуктов на непредвиденный случай, войны, буйства стихии и сопутствующего им голода. Большинство складов пустовало, дикий российский рынок в целях сиюминутной выгоды властвующих субъектов подчистил и эти, казалось бы, необъятные закрома. Предложения делать съедобные дома пришлось ко двору. Мудрейшее, казалось бы, решение, жить-поживать в абсолютном спокойствии за день грядущий. Но это умозрительно. На практике же объявились пробуксовки.

Уже в первую зиму немало жильцов в новых домах пострадали от переохлаждения. При проверке оказалось, что теплопроводность стен сведена к нулю, они стали тоньше картона, а кое-где исчезли вообще. Нищета, полуголод в стране для трех четвертей населения сделали свое дело, стены неумолимо соскабливались изнутри законными жильцами, снаружи бомжами и беспризорной детворой.

Но я отвлекся, любимая, подводная эта тема попросту неисчерпаема, нужно вовремя приостановиться, на очереди другие сны, в каких ты предстала передо мной в иных сферах, очень и очень разнообразных, но единенных одним – моей к тебе безграничной Любовью.