Г Л А В Н А Я                          НОВЫЕ СКАЗКИ НА СТАРОЙ ЗАКВАСКЕ                                      Т О С Т Ы - ЧАСТУШКИ

КОЛОБОК

Жили-были дед да баба. Была у них курочка ряба да горстки три муки в ларе. Снесла курочка яичко, и замесила бабка тесто - колобок испекла. Да не простой - озорной. Убежал он от деда с бабкой, пришлось им в тот вечер чай пить, как всегда, с кашлем вприкуску, с перхоткой внатруску.

А колобок давай странствовать, от кого только не убегал, но попался-таки на зубок к лисичке-хитрованке. Вспомнил он, чем сказка про него кончается, и зажмурился, подумал, что конец его пришёл...

Ан-нет, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Колобок-то наш был не простой, и не только озорной, но и вечный. Съела его лисичка раз, съела другой, третий,  а ему хоть бы что, даже следа зубов на румяных щеках нет. Нажралась лиса на дармовщинку непотребно, упала набок, подкосились ноженьки от тяжелого брюха, а колобок снова, скок на её зубок, ну, вкуси, мол, милая, ещё разок, эвон я какой сдобный а вкусный. Вкусила жадюга и лопнула.

И пошло-поехало: волк лопнул, медведь лопнул, губернаторы, министры, президент-батюшка... Натешился колобок вволю, всех обжор-захребетников  навек накормил да и домой к деду с бабкой воротился. Тешить его стало другое - добро слабым да беззащитным понравилось делать, кому обжорство неведомо. Зажили дед с бабкой припеваючи, каждый вечер на чай к ним, почитай, вся деревня собиралась.

Неведома сытость брюху господскому, века проходят, а закон человечий неумолим – дай кому доступ халявный до колоды, будет жрать пока не лопнет. Редко кому удавалось удила себе встремлять.

Так выпьем за страх спасительный перед халявой, приманкой бесовской для душ подслеповатых!

 

ЯИЧКО

Жили-были дед да баба, была у них курочка ряба. Снесла как-то яичко, да какое! Дед бил-бил - не разбил. Баба била - не разбила. Столкнула со стола хвостиком мышка, упало не разбилось. Бил молотом зятёк-кузнец - бесполезно. Наезжал гусеницей внук тракторист - хоть бы хны. Ронял лётчик из-за тучки на камушки - только искры летели. Расстрелял танкист из пушки - ни царапинки...

Присела на яичко курочка ряба да высидела дочку-пеструшку. Как она рожалась, вся деревня разбежалась - треск шёл от скорлупки неимоверный, а потом взорвалось яичко, наседку сквозь потолок-крышу на тучку пенистую закинуло. Зато несушка удалась на славу, на дню до сотни яичек несёт. Да непростые, титановые, из них панцирь для ракет-самолётов отливают.

Не верите, тогда гляньте на небушко, видите, звёздочка летит? Курочкина работа.

Выпить за таких несушек надо позарез, за здравие их да обнаружение повсеместной к ним признательности, гордости, такими курочками-рябами, крохами неприметными, отечество наше только и живо.

КУВШИН-ТЕРЕМ

Ехал мужик на базар, потерял большой кувшин. Залетела туда муха, стала жить-поживать. Вскоре присоседились блоха, комар, мышка да лягушка. Совсем  весело жить стало. Песни, танцы, щедрый стол.

Пришёл в гости медведь, выпил лишку, присел неосторожно, да и раздавил терем. Сколько слёз было, по сей день все черепки из его заду выковырять не могут.

Из раздавленного кувшина перешла наша честная компания в другой терем - скелет собачий, куда просторнее помещение. Да случилась неувязка, спрыснул какой-то озорник кости живой водой, и наросло на них мясо, ожила собачка, пошла в сторожа.

Света белого друзья наши не взвидели - теснотища, а заведут танцы, собачке маятно. Зато тепло под шубой-то. С тем и коротают время, ждут, когда хозяйка скелета сдохнет. Недалеки светлые денёчки.

Пример этот подвигает нас глотнуть из чарки, перед тем воскликнув восторженно: «Ладком да мирком можно жить хоть где, хоть в тереме писаном, хоть в сарае списанном. Так выпьем за познание ремесла по добыче мирка да ладка их хранение да пестование!..»

 

ПУЗЫРЬ, СОЛОМИНКА И ЛАПОТЬ

Как-то собрались вместе Пузырь, Соломинка да Лапоть и пошли по белу свету странствовать, людей посмотреть и себя показать. Дошли до реки и не знают, как на ту сторону перебраться. Лапоть говорит Пузырю:

  - Давай на тебе перелетим!

  - Нет, Лапоточек, лучше на тебе, как на корабле, переплывём!

  - Ага, нашёл судно. Пусть лучше Соломинка протянется с берега на берег, а мы перейдем по ней, словно по мосту.

Соломинка протянулась с берега на берег. Лапоть пустился по ней на ту сторону. Дошёл до половины, Соломинка подломилась, и он упал в воду - пошёл ко дну. Пузырь хохотал-хохотал, да и лопнул.

Комар пролетал мимо сплюнул пренебрежительно:

  - Эх, дурашлёпы. Нет бы Пузырь засунуть в Лапоть, а грести Соломинкой, до океана доплыли бы...

Он бы еще что-то ценное сказал, да его Окунь заглотил, из воды выпрыгнув, сказал при этом нравоучительно:

  - Летать надо с компасом и в подкованных тапочках...

Он бы ещё что-то ценное сказал, но лучше давайте ушицы отведаем свеженькой, с перчиком, просом да морковкой.

А Лапоть с Соломинкой-то этот раз в Тихом океане, говорят, всплывали, околь Аляски, оказывается, путешествуют охальники  навроде подводной лодки, только без торпед. Встретите где, привет им от меня и штопаного Пузыря, мол, пьём за ваше здравие да единодушие, что в странствиях дальних наилучший ветер в ваши паруса.

 БУНТАРСКИЙ ЯЗЫК ВЫВЕСОК

Это направление в нашей творческой работе продиктовала сама жизнь. Внимательному доброжелательному человеку открыты многие знаки. С человеком много кто хотел бы поговорить, те же многочисленные вывески, визитные карточки магазинов и учреждений. Там, где жизнь протекает размеренно и толково, вывеска благодушна и приветственна ко всем прохожим. А вот где есть несоответствие, она нередко начинает подавать сигналы, что начинка не соответствует яркой упаковке.

На базаре красочно оформлен «ТОРГОВЫЙ РЯД», секция «ПРОДУКТЫ». Секция большая и потому целевая подвывеска «продукты» исполнена дважды. Не один год возвещают эти светящиеся буквы народ, что здесь можно купить хороший харч. Но зажрались потихоньку продавцы, стали впаривать товарец лежалый, подороже. Немало досады вызывало это у покупателей. Вот и я этот раз взял камбалу, разморозил, и такая вонь открылась! Скандал, нервотрепка. Ухожу после разборки расстроенный, обернулся, бормоча совсем непечатный фольклор, и ахнул, вывеска-то сообщает:

«ПРОДУКТОВЫЙ  ЯД», «ПРОДУКТЫ – ПРОДУТЫ». Две буквы сломались.

Другой раз похожая оказия приключилась со мной при прогулке в «ПАРК КУЛЬТУРЫ И ОТДЫХА». Хороший был парк, но последних два года его захламили, проссали до основания пивоманы, мусорные ящики давно переполненные выворочены, тары капроновой из-под пива тьма, не меньше целлофана из-под разнообразных закусок, окурки, сигаретные пачки, комканные газеты… помойка, словом, из образцовых. Приближаюсь как-то, заранее мрачнея душой, ко входу, где на белом мраморе черным чугуном оповещается, что вы пересекаете границу с территорией повышенной и культуры и читаю - «ПАР КУЛЬТУРЫ И ОТДЫХА»! Вот так! Буква «К» отскочила стыдливо. И что самое фантастичное этот крик вывески возымел действие, к нам в гости объявил визит какой-то чиновник немыслимо огромного калибра, мэрия лихорадочно засуетилась, наводя лоск на видных местах, парк претерпел событие генеральной уборки и закрепление на его пространстве дворника.

А по соседству с парком у нас существовал как-то «СТАДИОН «ЛУЖНИКИ», да-да, как

в самой столице имячко, чего мелочиться. Жизнь спортивная там, к слову, когда-то бурлила. Но пришли перемены, и все зачахло. Ладно хоть зданию не дали развалиться предприниматели, расположив там гостиницу и ночной клуб. Летом в хоккейной коробке неиствовала децибелами дискотека. И что, вы думаете, сказала вывеска, исполненная железными буквами, подваренными на сетку?

«СТАДО «НУЖНИКИ»! Поотпадали буквы от тяжелого рока, а перемычка у «Л» сползла и застряла в середине, превратившись в букву «Н».

Про «ДОМ МЕБЕЛИ», где от жиробесения утвердились пьянство и разврат, так и говорить устыжусь – мат голимый выдала крупная светящаяся вывеска, расположенная на крыше многоэтажного дома, видимая ночью за многие километры.

К слову, в Москве кричала аналогично исполненная вывеска «МОНЕТНЫЙ ДВОР», оповещала, что во вкус вошел крупный «ВОР». Что и подтвердил чуть позже шум в прессе.

У некоторых вывесок просто читается крик о непростом положении дел в фирме:

«МУКА-ОТРУБИ-ОТХОДЫ»  –  Му-у-ка! Отруби отходы!

«БАКАЛЕЯ» - Да дерьмо все вонючее, не товар от продавщицы, а так, ну, вот это – «Ба! Кал ея!»

«ТРИКОТАЖ-ПАРФЮМЕРИЯ» под этой вывеской благоухающий бомж, ну как не воскликнуть: «Трико, аж парфюмерия!»

«ШПОН-БРУС-РУСЬ» - вывески двух соседствующих магазинчиков. Прохожие читают не без улыбки: «Шпон? Бр-р! Усрусь!»

«КОНУС-РУСЬ» - из этого же ряда.

«ОБОЗ-РАТЬ» и «ПАРНАС-РАТЬ» - поупражняйтесь сами.

«1000 МЕЛОЧЕЙ», эта вывеска исполнена полукругом, в две строки на козырьке, что над парадным входом. Слева читается «10 мел», справа – «00 очей», взгляд из сортира.

А не так давно кризис продиктовал вариант «000 МЕЛОЧЕЙ», то есть прилавки заметно оскудели.

«МУКА-МУКА», схожая технология, два чана на автоплатформе, машина приближается – «МУМУ», удаляется – «КАКА».

«ПРЕЛЕСТЬ», парфюмерная лавка, тоже буквы полукругом на дверном козырьке. С разных ракурсов читается: «ЛЕСТЬ», «ЛЕС», «ЕСТЬ», «РЕЛЕ».

Магазин «ЛАДА», распространенное название, слово мало, а может выдать: «ЛАД», «АД», «Магазин АДА».

«ОГНИ  МАГИСТРАЛИ» - как-то стыдливо вещали, что «ОНИ  МАГИ  СРАЛИ».

«ПАРФЮМ-ЦЕНТР», двухэтажный, за метров пятьдесят далее общественный туалет на вокзале. На фасаде млеющее лико дамы с флаконом у носа и крупно: «Приглашаем в мир свежести».

«МАГНИТ СЧАСТЬЯ», потухли две буквы, стало: «АГНИ  СЧАСТЬЯ», проходят дни, месяцы, веду опрос средь публики, подавляющей части  «огонь» нравится больше. 

«АПТЕКА» и рядом «ОПТИКА», продавцы устали объяснять блондинкам обоих полов, что это не одно и тоже.

Ресторан «ДОМ ДРАКОНА», то и дело побоища, стал «ДОМ ДРАК».

Пивная «НАВУХОДОНОСОР», тоже потасовки, трагедии – «НА-В-УХО-ДОНОС-ОР».

«МОБИЛЬНАЯ СОЦСЛУЖБА», надпись на микроавтобусе, отколупнул  кто-то пленку с третьей буквы, стала служба «МОГИЛЬНАЯ», время идет, и никто внимания не обращает, по всему, нет отличий.

Продуктовые магазины: «МОРФЕЙ», «ОРФЕЙ», «КОРИФЕЙ». Чего только не терпят феи.

Гостиница «БАЙКАЛ», гарантия крепкого сна и комфортного туалета.

И еще одна «ХЕРСОН», тут со сном, по всему, проблемы.

Ресторан «БАЛЛАДА», кому как повезет, кому-то бал лада, кому-то – высокий балл ада.

Шашлычная «АДЫГЕЯ», славится неприятием голубых.

Магазин одежды «СЕВАСТОПОЛЬ», посетители гиганты, мальчики с тополь, выше дуба и баобаба.

Бистро «ГУДЕРМЕС», владелец оголтелый бабник – «грудемес».

Вывески в два этажа. Фонд «СОПРИ-ЧАСТНОСТЬ», лавка «МАНДА-РИНЫ».

Парикмахерская «Гребешок», шрифт так изощрен, что «е» неотличимо от «о», все в шоке.

Кафе «ЗАСТОЛЬЕ», сервис там и не ночует, явно «за 100 лье» от этого места.

Канцтовары «МОЗАИКА», первый этаж жилого дома. Утечка газа, взрыв в квартире. Стало - «ЗАИКА».

Кондитерская «СКАЗКА» нередко начинает предупреждать малышей, что лакомства здесь больше «КАКА».

Прогуливаясь по «ул. ПУШКИНА», интересно наблюдать трансформацию ряда табличек, исполненных явно некачественными пленками: «ул. УШКИНА, ПУКИНА, ПУШИНА, ПУШКИ, КИНА…». Еще больше вариантов дарит полное имя -  «ул. А.С.ПУШКИНА».

«СВАДЕБНЫЙ САЛОН» дарит открытия на грани фола, не просто «СЛОН», а зверюга очень сексуальный.

Злую шутку сыграла с пастырями просвещения вывеска «ГОРОНО» – четвертая буква подкатилась под третью, образовав букву «В».

«ИГРОВЫЕ АВТОМАТЫ» по мере ветшания стали «ТОМАТЫ», а затем и кромешные «МАТЫ».

«ДОМ МОДЕЛЕЙ» – буквы смонтированы несколько игриво, и читается  - «ДОМ МОД ЕЛЕЙ», то ли дом елок-палок, то ли название по церковной терминологии.

И напоследок, много магазинчиков с неотразимым «ЛИДЕР», будьте осторожны, выбирайте шрифт повнятнее, чтобы «Л» не походило на «П», чаще всего слышу якобы ошибочное прочтение, не давайте повода характеризовать себя с чуждой вам стороны. 

   

 Ой, матаня русая,
С тобой расстаюся я.
Через день ты выйдешь замуж,
Через два – женюся я!

За чувство прековарное!

Что злато самоварное.

 

 Мене милый изменяет,
Говорит: немолода.
Он нашел себе такую –
У ей зубы в три ряда!

За любовь могучую!

Не пойду же я ко дну!

Конкурентку краше сделаю –

Глаз на пятку натяну!

 

 За окошком падает
Силуэт на силуэт,
И никак не разобрать,
Кто кого насилует.

За камасутру тротуарную!

За групповую и ударную!

За расширенье географии,

Во имя буйной демографии!

 

 Я иду по бережку,
А берег осыпается.
Одну девку я люблю -
Другая отсыпается.

За привычку стойкую!

За любовь железную!

Что с трехспальной койкою

Нам с вами полезную!

 

 Ой! Тошно мне!
Ктой-то был на мне
Сарафан не так,
И в руке пятак.

За сонливость девичью  дремучую!

Что везде и всегда, на века,

Отводила беду неминучую

На погибель семян мужика!..

 

 А мне милый изменил,
Я вся истрадалася:
Было сорок килограмм
Семьдесят осталося!

За измену полезную женщинам!

За театр искусный, не факт!

Чтоб сальцо растопила на талии,

Разгрузила желудочный тракт!

 

 Вот и верь после этого людям
Oтдалась я ему при луне.
А он взял мои девичьи груди
И узлом завязал на спине!

За камасутры устарелой обновление!

За дерзкие приемы при луне!

За чувств обидных, мелких обнуление,

Признание смекалки в шалуне!

 

 Мой миленок не со мной,
А с милашкой надувной.
Отомщу ей - кнопку
Подложу под попку!

За умаление жестокости, о, кроткая!

За жаль и боль через себя прогон.

Наоборот, купи ему козу, свинью,

Пусть тешится,

Пусть не теряет форму потогон!

 

 С кем гуляешь под луной
Ты теперь, неверный мой?
Не ходила б за тобой,
Не была б беременной!

За щедрость мужскую!

Нескупость, нежадность.

За инстинкт святейший,

За женскую стадность!

 

 Бьется сердце – никому!
Позже - только одному.
А потом – тому… тому!
Нынче же - кому, кому-уу!?.

За уход с души тоски!
Эпилог стараний:
Все искусаны соски,
Целка протаранена!

 

 Я прокладку поменяю,
Брови тушью подведу.
Ничего, что я не целка,
Не топиться же в пруду!

Выпьем, милый мой дружок,

За с высотки непрыжок!

За неразрезанные вены!

За мой пенистый кружок!

 

 Меня милый обозвал
Кучею навозною.
Намеренье у него
Видимо серьезное.

За метафору богатую,

За ученость кавалера!

Знал бы только анатомию,

Одолей его холера!

 

 Полюбила скотника,
Я в конце субботника.
После понедельника,
Бросила бездельника.

За любовь на века!

За стабильность и прочность!

Что даются с трудом.

Легче спринта порочность.

 

 А мой милый, дорогой
Выкрал сердце и покой,
А ещё украл все деньги
И сейчас живёт с другой.

За надежду и веры нетление!

Озорства наших милых прощение.

Чу! Звонок! Это он ненаглядный!

С кучей денег, веселый и ладный!

 

 Левый бок, правый бок,
Что-то мне не спится.
Милый мой вчера не смог,
А сегодня злится.

За прочтение мыслей любимого!

За оплошек понятие чуткое!

Может страстью сжигаю турбинною

В нем настройку эфирную, хрупкую.

Плач любимого:

Я тяну ее в надрыве,
Сиськи жирные крутя.
То как зверь она завоет,
То заплачет как дитя.

 

 С милой шёл на день рожденья,
А вокруг кусты сирени.
Вот и пришёл на вечеринку
Я с расстёгнутой ширинкой.

За факторы чувства святые крепящие!

Их очень немало для зоркого глаза:

Писк птахи, реклама, дожди моросящие…

И снова мы тешимся властью экстаза!

 

 Баба мочится, мочится, мочится
У березоньки белой такой,
Ах, как хочется, хочется, хочется
К её жопе прижаться щекой.

За красу сокровенную, тайную,

За ее недоступность всуе!

Но кругом тьма лобков, титек, ляжек.

Все обрыдло в бордельной струе!

 

 Может, дура, что беру
Мыло круглое "Дуру".
Часто моюсь той "Дурой"...
Смылся муж. Уже второй!

За гигиену чуткую!

За чистоту предельную.

Не утомляйте мужиков

Уборкою недельною!

 

 Мы с миленком до утра
Целовались у метра,
Целовались бы ишшо
Да болит влагалишшо!

За умеренность в страстях!

Окороты в напастях!

Поцелуи до взасос

Глубоки в чреватостях!

 

 Способ баб кадрить Ефрем
Знает очень ловкий.
Мол, агент он 007
С ядерной головкой.

За прогрессы в развитии секса!

Подключение умных наук!

Если прется охальник с «Булавою»,

Гасит пусть ее ваш ПРО-паук!

 

 Мой милёнок – генерал,
Вижу, как он мучится,
Просит честь ему отдать...
Но даром не получится!

За халявы окорот!

Хоть ты сержант,

Хоть маршал весь согбенный

В зад там или в перёд, или в рот…

Блюди тариф, военный!

 

 В Сочи так я загорела -
Прямо чёрная была,
И поэтому от мужа
Негритёнка родила.

За глобализацию!

За смешенье наций-рас.

За широкий спектр красок,

Прочь унынье – радость масс!

 

 Меня милый не целует,
Говорит: потом, потом...
Я гляжу, а он на крыше
Тренируется с котом.

За любовь ко братьям меньшим!

За взаимность и напор.

Он с котом, ты – с догом мощным.

Отмети пустой укор!..

 

 Булочки печёные
Сладкие и сдобные
Придумали учёные
Лифчики съедобные.

За девчушек ладненьких!

В карамельных фантиках.

Сладко! Слаще! Сла-ааденько!

Шепчем мы приблажненько!

 

 Обещал ты по весне,
Что весь мир подаришь мне.
Вот уж год подарка жду,
Скоро по миру пойду.

За укоров зряшность!

Мелочность, пустяшность!

Звезды, Рай, Вселенная…

Давно монета менная.

 

 Полюбила, девки, я
Нефтяного короля,
Дарит за ночь кажинну
Мне нефтяную скважину!

За дешевую солярку!

За бензин как в СэСэеРе.

Уж вы, девки, расстарайтесь,

Отдоить тех флибустьеров!

 

 Раньше все любили теннис,
Нынче в моде - лыжи;
Думал, что растёт мой пенис, -
Оказалось – грыжа!

За пристрастье к многоборью!

Там не дашь промашку.

Не потрафишь Маргарите,

В транс загонишь Дашку!