Г Л А В Н А Я

                                                     ФАБРИКА ТОСТОВ

Да-да, именно отсюда, с Пена-Клуба, его секции, и пошла в рост наша Фабрика. Главным нашим занятием было, есть и останется – сочинение тостов. Это стиль жизни райгорожан, настрой восклицать восхищенно на Красоту, что им даровано видеть во многом, в пустяках мельчайших по мирским меркам. Отдавая дань уважения, мы сохранили на сайте секцию, сделав при этом одноименной главную рубрику, где представлены все мыслимые жанры, базы для создания Тостов.

Творчество в Райграде в подавляющем большинстве случаев это синтез фольклора и классики афористики. Тостотворчество использует в своих целях необъятную целину жанров и форматов, в ход идут анекдоты, притчи, частушки, басни, рубаи, сказки, легенды, гимны и многое-многое другое.

Ну а «Фабрика ТОСТОВ» ведет свою повседневную интереснейшую работу, копит запасы для издания грядущих книг, позволяет периодически высказываться членам Пена-Клуба, обобщая увиденное и услышанное под своим углом зрения, венчая его емким резюме – Тостом. Учить тебя, Народ, сочинять Тосты мы будем по простейшей формуле, которая выдержала испытание веками, она проста: "Делай, как я. Делай лучше меня!".

Вот, к примеру, мы осваиваем в настоящее время Тост-Штрих, психологический крохотный этюд, что нам повседневно дарует жизнь, только успевай подбирать в сундучок заветный. Предлагаю парочку тематических побборок, какие авторством не обременяю, тут много и моего, и соратников – все стало фольклором Райграда.

О  Ж И В О Т Н Ы Х

ЗА УРОКИ ОТ БРАТЬЕВ МЕНЬШИХ

Значительное время я жил в уединении, с кошкой и собакой. Могу твердо сказать, что   они перевоспитали меня в лучшую сторону, сгладили шероховатости моего импульсивного характера, сделали терпимее  к окружающим, их недостаткам. Братишки мои меньшие всегда глядели на меня влюбленно, восхищенно, с безоглядной преданностью, но не подобострастно, с чувством собственного достоинства.

ЗА УВАЖЕНИЕ К ЛОШАДЯМ

Были о лошадях

1. Уж такая кобылка была понятливая, умная, говорит подпитой старичок, горя не знал. Раз напился, упал в сани, и она повезла. Едем, едем, потом, чую, встала. Спрашиваю, чего, мол, милая, домой приехали? Обернулась и говорит: «Ага».

2. Нагружают кирпич на телегу. Грузчик-новичок старается уложить побольше. Коняга порывается тронуть, есть, мол, норма, но тот сдерживает, наваливает еще. Поехали. На дороге огромная лужа, повозка остановилась посередине. Все попытки стронуть ее с места тщетны. Юный грузчик по колено в воде был вынужден разгружать до нормы.

3. Конь-водовоз, без кучера, сам возит воду от водокачки в столовую. После двух ходок остановка у столика для гостинцев, пока не откушает, работать не станет.

  ЗА ПАМЯТЬ К РОДИТЕЛЯМ

Часто бываю у одного друга. Он принес неделю назад во двор щенка. Как он ко мне ластится. Всматриваюсь в него, и не покидает ощущение, что вижу не в первый раз. Напрягаю память, грустные преданные глаза, совокупность движений… Холодею – мама! Что за чушь, откуда?! В досаде грубовато отталкиваю песика и ужасаюсь еще больше, ибо и реакция на выходку усиливает сходство – укоризна легким наплывом и ровное бесконечное обожание, восхищение, всепрощение хоть на что. Вот это фокус, вот это свиданка после стольких лет бесповоротной разлуки в связи с ее смертью. 

ЗА СХОДСТВО СКОТСТВА

Кормлю кошку и собаку, в разных местах, друг друга не видят, варево из одной миски. Едят вяло, вот-вот отвернутся, не особо голодны. Беру у кота чашку и выношу во двор, ставлю неподалеку от чашки пса. Почти не едят, приглядываются друг к дружке. Бочком-бочком, поменялись чашками и жадно торопливо жрут, вылизывают до блеска чашки. Зависть? Добычливость? Воровской инстинкт?

У людей близок к этому блуд, желание спариться с чужой бабенкой-мужичком, пошкодить, для многих это вроде спортивного увлечения. Недалеко ушли от кошки с собакой, хотя и тарелки на столе тоже могут поменять, если увидят, что кус мяса у соседа солиднее.

ЗА НЕЦИВИЛИЗАЦИЮ МИКРОБОВ

Давайте допустим, что подобно человеку под знамена цивилизации встали и другие представители нашей Природы, пошел в динамичное развитие прогресс и у них. Ну, хотя бы возьмем микроба «Р», в нас проживающем, в формах и размерах, продиктованных равновесием сил, вашим иммунитетом. Но вот в гору у них пошла наука, они стали строить жилье, носить одежду, использовать орудия труда и механизмы, добывать ископаемые, вредить экологии вашего организма. Затем распри меж собой и применение изощренного оружия массового поражения.

Мобилизованы все защитные силы вашего организма на подавление этого всплеска самостоятельности, война идет с переменным успехом, вы не слазите со смертного одра. Но вот победа, улучшение, а с ним и сообщение, что под знамена цивилизации встали и ряд других микробов. По-моему из горла вашего вырвется вопль отчаяния, что цивилизация это смерть Естеству. Не ощутили себя микробом «Р» в нашей Вселенной?

ЗА ЗОЛОТОЕ, ОЧЕНЬ  ЖЕЛАННОЕ МОЛЧАНИЕ КОЙ-КАКИХ ТАЛАНТОВ

Пришвин так уютно пишет об охоте, травле зайчат и лис, загонах на волков, что диву даешься, как может столь приличный разум посвящать свой талант насилию, сочинять ему оды. Ведь при его даре вхождения в образ можно было легко вообразить ощущение, когда тебя хлестанули по мордасам дробью или когда в задницу погружаются зубы охотничьей собаки. Но он это искусно монтирует с благолепием природы и уверяет нас, что это с нею одно целое - человеческая сытая выморочь, глядящая на зайчонка через прицел ружья, вышибающая из него жизнь, ради легонькой щекотки нервов, со скуки, не пропитания ради.

Но зайчики и прочие пташки, в то время были счастливчиками, за ними гонялись, к ним подкрадывались. Прогресс в наше время все упростил, оптические и лазерные прицелы, дальнобойное, скорострельное и бесшумное оружие не оставляет зайчатам никаких шансов уцелеть при встрече с человеком.

ЗА ДРУЖБУ С ТАРАКАНАМИ

Странные люди, за деньги приобретают хомячков, мышей и крыс, рептилий и т.п., помещают их в клетки и успокаиваются, млеют от осознания, что воедино с природой. При этом травят тараканов, ставят мышеловки. Но клетка, будь она хоть золотая, клеткой и останется, тюрьмой, со всеми ее прелестями.

Подружитесь с вековыми своими спутниками, которых, как не тщитесь, не перетравите, станьте им доброжелательными друзьями. Соорудите вольерчик, подиум, близ ихних троп, кормите их, разговаривайте с ними и вскоре ощутите на себе ответный дружелюбный сигнал, в пространстве вашего жилища установится целительное силовое поле, в противовес враждебному, когда братишки наши меньшие считали вас за злых богатырей, таились под полом и проклинали за агрессивность, подбирая при этом неизбежные крошки с вашего стола.

Что интересно, это деликатные создания, дальше кормушки они ходить не станут. Рассмотрите их, они симпатичные, даже очень красивые существа, чистоплотные. К слову, видали ли вы кого из них мертвыми, исключение, вами уничтоженными? И не увидите, они хоронят своих собратьев в достаточно укромных уголках.

Воспитав в себе доброжелательность, укоренив ее прочно в душе, вы поразитесь вскоре и доверчивости других братишек. Во дворе к вам на плечо может сесть воробушек. Смею уверить, сам все это испытал и вам рекомендую, ибо привитие себе этого чувства влечет и другие так душе желанные: безмятежность, уверенность в себе, тихое длительное ликование.

ЗА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ДОСТОИНСТВО

Многие владельцы породистых собак ведут себя по отношению к питомцам заискивающе и вскоре, незаметно для себя, на прогулках начинают им подражать – режется столь же рыскающая походка, усиленное принюхивание и даже слабовыраженные попытки подавить чужие пахучие знаки своими. Но собака – никакая!- человеку никогда не подражала и подражать не будет.

Из искового заявления в суд. «…Он оскорбил меня в лице моей собаки, сказав, что она «засрала» всю детскую площадку. Такое низкое определение к высотам ее породы и количеству медалей на конкурсах считаю за преступное».

 

О  КРАСОТЕ  И  ЛЮБВИ

ЗА ВЕКОВЕЧНОСТЬ КРАСОТЫ

Рукотворная красота много долговечнее человека, самостоятельна от него. Очень красивы палаты правительств, назначенные украшать их самих и их деяния. Но мелькают и гаснут в тлене забвения их лица и судьбы, а красота остается, она величава и снисходительна к своим суетным, мимолетным пользователям, орудию труда в руках Творца настоящего, кто попустил и благословил это появление в виде исключения, для услады человеческого тщеславия в зряшном надрыве превзойти Красоту Естества.

ЗА НЕЗЫБЛИМЫЙ ЗАКОН КРАСОТЫ

Красота это Закон Естества, шаблон, призма, через которую мы выверяем ход своего совершенства, духовного и физиологического. Она требует больше природы, цветов, красивых женщин и мужчин, упоенного во смак здоровому телу движения.

ЗА УМАЛЕНИЕ НИЩЕТЫ

Нищета диктует внешнюю убогость. А она, в свою очередь, уверяет сторонних наблюдателей в лени и малой культуре ее обладателей. Национальная, самая вопиющая черта русских это кричащая нищета, убогость и некрасивость их жилищ и поселений. Красота это творчество сытого и спокойного, уверенного в завтрашнем дне человека.

Он сам, без понуканий изукрасит свою избу такими петухами и наличниками – рот разинешь. Но у подавляющего большинства стабильно обворованных русских нет средств даже на пару штакетин для истлевшего забора, неухожены и засраны многоэтажки, территория к ним прилегающая.

На этом общем убогом фоне усугубляет общее некрасивое клочкастая красота, судороги субъектов, у кого идут дела в бизнесе или службе. Красота розы в хрустальном бокале на помойке неуместна, не спасает помойку, не выводит ее в ряд оранжерей.

Освоение Урала и Сибири, при наличии достатка  у пионеров, обилии леса для стройки, оставило нам приятные красотой и добротностью памятники жилищ. Но скоро все отняли, раскулачили владельцев.

Нищета и убогость – звенья одной цепи – диктуют малую, даже низменную культуру отношений, затухание Красоты, укоренение неряшливости и беспорядка, где царит зависть и нетерпимость к чужим успехам, патологическая остервенелость на явный беспросвет.

ЗА ВЕЛИЧИЕ ПРОСТОТЫ

Я встретил девушку. В хлебопекарне. Разгоряченную работой, в превосходном от этого настроении. Она двигалась в облаке избыточного блаженства и умиротворения спорящимся святым делом, собственных цельности и здоровья. Да еще этот дух выпекаемого хлеба, да еще эта ладненькая фигурка, в облегающем, чуток прозрачном белом халатике, ядренный запах свежего пота и юной, совершенной кожи. Перекинулись парой слов, и она уплыла дальше, унесла с собой это необыкновенное в простоте облако красоты и гармонии. Чем не апостол нужного ремесла, труда, чем все мы живы. Какая жадина, я впитал из этого волшебного облака совсем крохотную толику.

ЗА РАСПОЗНАНИЕ НАСТОЯЩЕЙ КРАСОТЫ

Смазливость бабенки обратно пропорциональна ее надежности. Чем она выше, тем надежность ниже. Что поделаешь, все это по естеству природы, властному зову улучшения породы. Этого примерила, этого, но тот кажется еще привлекательнее. А если смазливость нулевая, то надежность гарантирована, не до жиру. Надежность бывает и у прилично  смазливых, если заарканила наисмазливейшего из самцов.

Отряд шлюх сплошь смазливые и фигурястые. Основы семьи по этой части умаляются, приходится пользоваться объедками с «царского» стола. Полусмазливые, кто не прорвался на «олимп» по ряду причин, в семье также полунадежны, развод за разводом, катализаторы остервенению в семейном стане. Все это уместно бы назвать домом терпимости, но вывеска уже раскручена.

ЗА ОСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ В ПЫЛКИХ ПРИЗНАНИЯХ

"Я вас всех люблю!". Такое признание то и дело слышно по радио или теле от ведущих на прощанье. Это выдает невежество эгоиста, любить всех обезличенно невозможно. Эта любовь должна быть избирательна и локальна. И высшее проявление этой любви, любовь к людям с недостатками, несовершенным, это архитрудно, невозможно для многих, кому любить привычнее за достоинства. И поэтому такое признание выдает отсутствие трудного опыта, ибо назавтра, ему, ведущему, нахамят, он ответит еще круче, и обидчик уличит его во лжи – он ведь из тех «всех», кого он любит, и должен быть поэтому терпимее и снисходительнее к его недостатку.

ЗА ПОДАВЛЕНИЕ  КОЕ-КАКИХ ИНСТИНКТОВ

Подсмотреть властнее посмотреть. Как ни крути, но большинство из нас таит в уголке души желание заглянуть в чужое окно или даже замочную скважину, подсмотреть, сравнить, восторжестовать, разочароваться. Самое смешное в том, что в каждом есть изначальная уверенность, и она подтверждается, что ничего нового увидеть не придется. По этому принципу и существует кино, дать подсмотреть каждому в замочную скважину то, что ему самому большей частию обрыдло. Но «подсмотреть» властнее «посмотреть».

…Пролеты лестниц с дырами меж ступеней, сверху спускается женщина неопределенных лет, но как взнуздать взгляд, выстреливающий под юбку?!.

Запасов этого жанра уже подкопилось немало, изрядная часть появится в книгах Альманаха «Уникальные тосты», как правило, большинство из них будет исполнено как дополнение, комментарий к изображению, фотоколлажу, удачному снимку.

   

Т О С Т Ы

на базе шедевров Мирза ШАФИ

В потоке бурном, что ревет и злится,

Дневное солнце пляшет и дробится.

В спокойных водах, где волненья нет,

Неискаженно солнце отразится.

 

Так в юном сердце слово и совет

Не может, преломись, не исказиться. 

Но поостынет сердце; много лет

Прошелестят крылами, словно птицы,

И лишь тогда в него познанья свет

Неискаженно сможет зарониться.

 За помощь юным, ненавязчивую, внятную!

За убиранье лишних грабель из-под ног!

За сбой суетности, за силы рост, осанку статную,

Хлад разума на ямы и капканы, какие бес им щедро приберег!..

 

Благоразумный важен и учен,

Он для полета в небо не рожден.

Ему хватает собственного блага,

Он собственным величьем упоен.

 

А вот мудрец не может сделать шага,

Не преступив какой-нибудь закон.

Благоразумный — не умен, бедняга,

Мудрец благоразумьем обделен.

 За умаленье знаний тучных

На изначально скудные мозги!

Да – «скудные», ребята, «изначально»,

Как ни крути, как это не печально!..

 

 Всех к пропасти ведет одна дорога,

Порой она крута, порой полога.

Борясь с бедою, мы по ней идем,

Одолевает нас одна тревога.

 

Мы хлеб земной жуем и воду пьем,

Пока нам здесь не подвели итога.

Между небытием и бытием

Лишь ты, любовь — наш светоч и подмога.

 За ожиданье кроткое, тишайшее, благое!

В псалмах и гимнах Раю, что дарит Простое!

Оно тревогу гасит, беды умаляет,

Слух обостряет, очи просветляет!..

 

Ты схожа в смерти с сорванным цветком:

Он в запахе живет еще немного.

На тропах счастья, на дорогах бед,

Где ни шагнешь, стопа оставит след.

 

Останется твой след воспоминаньем,

И вновь когда-нибудь всплывет на свет.

Всплывет уликой или оправданьем

На том суде, где всем держать ответ.

 За наших дел неброские, но четкие следы!

Чтобы они не стали детям-внукам лабиринтом,

Из меток зла, несовести и прочего из той среды,

Что нам прикручивают мертвым  винтом!..

 

Жизнь — это поле, где цветут печали,

И мы давно от этого устали.

Не добр Всевышний к своему рабу,

И жалобы помогут тут едва ли.

 

Нет счастья, не надейся на судьбу,

Счастливцы те, что горя избежали.

Зачем же к небу обращать мольбу,

Боль прославлять и вписывать в скрижали?

Вступай с земными бедами в борьбу,

Пока они тебя не доконали.

 За осторожность в потреблении советов!

Пускай – от мудрых, сытых иль аскетов.

Услышишь стоны, матом шли за горизонт!

Совет обязан воссиять Надежды Светом!..

 

Я знаю уверения пророка,

Что существует рай, хоть и далеко.

Что будет счастлив всяк, туда попав,

Кто здесь не знал соблазна и порока.

 

Я не согласен, не таков мой нрав.

Быть праведным я не даю зарока.

К устам любимой и к вину припав,

Возьму свое до рокового срока.

 За лозунг мудрый, чуть его поправ!

«К устам любимой» - За! А вот «К вину припав»

Я не приемлю, братцы, хоть убей!

Рожденный пить – скопец, мой милый соловей!

 

Бывает, книг премудрость многотрудных

Не награждает мудростью немудрых.

И те, что от рождения умны,

Бывают тем не менее темны.

 

Не все из нас награждены стараньем

Скреплять союз меж мудростью и знаньем.

Но если ум — душа, а знанье — тело,

То воедино слить их — наше дело.

 За явленность для нас упрямого старанья,

Крепить союз меж мудростью и знаньем!

Но грызть каменья знаний надобно уметь,

Затем как есть опаска - душой окаменеть!..

 

Мы принимаем то, что достается

Готовым — без усилий и хлопот.

И только счастье не передается,

И только то, за что прольется пот,

Для человека счастьем обернется

И почести, и радость принесет.

 

Взгляни на мир: свое тепло дает

Одно и то же солнце всем в даренье.

Но от его лучей пустыня мрет,

А сад цветет с его благословенья.

 За счастье, потом нашим добытое!

Силами вражескими незабитое!

К нам не извне приходит озаренье,

Внутри себя несем мы свет прозренья!..

 

Не будь жестоким к тем, что норовят

Тебя обидеть словом или взглядом,

Будь, как гора: когда ее долбят,

Она молчит и одаряет кладом.

 

Пусть все кругом, не видя в том беды,

Тебе наносят боль без сожаленья.

Пока висят на дереве плоды,

В него бросают палки и каменья.

 

Будь щедрым в час, когда уж смерть видна,

Уже в предверьи ада или рая,

Как раковина, взятая со дна,

Что людям дарит жемчуг — умирая.

 За признак наш БОГоподобья!

Всем явленный, богеме и отродью.

Знать, что шаги, какие ты свершаешь,

Стать могут фактами, что всех оБОГащаешь!..

 

Однажды песню спел на склоне лет

Дервиш индусский — признанный поэт.

В той песне пелось: «Червь ничтожный создал

Роскошный шелк, в который ты одет.

 

И злато, услаждающее взор твой,

Из темных недр извлечено на свет.

Возникшее из тьмы во тьму стремится,

Недолговечен ни один предмет.

 

Нетленен только дух, рожденный светом,

Ему вовеки окончанья нет.

Рожденный светом, он стремится к свету,

Смерть побеждая, оставляя след».

 За память чуткую, что и златО, и шелк,

Простая грязь, которой придан толк.

Толк выветрится, грязь пребудет в грязи,

Лишь дух нетленный прошагает в князи!..

 

Мы, люди, не в подарок жизнь берем,

Мы смертны; нам дают ее взаем.

Но всякий долг дают для возвращенья,

Срок платежа все ближе с каждым днем.

 

Не будь служителем чужого мненья,

Имей свое сужденье обо всем.

Не требуй, чтобы мир свое движенье

Вершил тебе желаемым путем.

Не мы определяем направленье,

Жизнь движется, и мы за ней идем.

 За правило в душе святого бденья:

Не будь служителем чужого мненья!

Благодари же щедрый мир, лови мгновенье,

Проникни в сущность каждого явленья!..

 

Твердит хулитель, злостью обуян:

Не равно все: там солнце, здесь туман.

То — совершенно в мире, то — ничтожно,

И это основной его изъян.

 

Давайте исправлять, пока не поздно,

Несовершенный мир, что богом дан.

Чтоб низвести хребты в снегах морозных

До уровня оврагов и полян,

 

Чтоб стал алмаз булыжником дорожным,

Тюльпан — крапивой, мудрецом — болван.

Быстрей сравняйте все, что только можно:

Пусть превратится в лужу океан.

Я погляжу, чем станет мир подзвездный,

Когда осуществится этот план.

 За неспешность в наших подвигах удалых!

Когда в руках зуд силушек немалых.

Когда в охотку всё крушить и истреблять,

Чуть обожди законы мира исправлять!..

  

Быть может, для людей нужда,

Чем гибель, большая беда.

Она опасна тем бывает,

Что убивать не убивает,

Но не пускает никуда.

Она и мудрецов сгибает,

Служить неумным заставляет,

Хоть и не всех и не всегда.

Нужда сгибает без труда,

Того, кто это позволяет.

 

Как ни прекрасна, ни чиста,

Порой и розы красота

В нечистой отразится луже.

И сладкозвучный соловей,

Чтоб прокормиться, ест червей,

Но от того поет не хуже!

 За власть над беспросветною нуждой!

Какую дарит рок нередко нам с тобой.

Запомним, силу нам она тогда являет,

Насколько ей владелец позволяет!..

 

На смену радости спешит печаль,

Ушедшего пусть нам не будет жаль.

Все прах: и наказанье и награда,

Их близко к сердцу принимать не надо.

Пришедшие из дали снова в даль

Уйдут и огорченья и услада.

 

Так знай и радости и горю цену.

На смену радости печаль придет,

А что придет, минует непременно,

За тьмою вслед рождается восход.

И средь спокойных и средь бурных вод

Одна волна спешит другой на смену.

 За знание цены и радости, и горя!

Какие все шагают, меж собою споря.

Легко нам будет, будет тяжело ли,

Что будет, отвратить не в нашей воле!