Г Л А В Н А Я

 

Ж А Н Р Ы

для Тоста

А Ф О Р И З М Ы

А Н Е К Д О Т Ы

П  Р  И  Т  Ч  И

М И Н И А Т Ю Р Ы

Р  У  Б  А  И 

Омара Хайяма

С  Т  И  Х  И 

Мирза Шафи

Л А К О М И З М Ы

Мини Хаузина

Б  А  С  Н  И

Ч А С Т У Ш К И

Б  А  Й  К  И

С О Н Е Т Ы

П О С Л О В И Ц Ы

С  К  А  З  К  И

Э П И Г Р А М М Ы

Э П И Т А Ф И И

Н О В Е Л Л Ы

О   Д   Ы

Э   С   С   Е

Л Е Г Е Н Д Ы

П О Ж Е Л А Н И Я

Ф О Т К И - ТОСТЫ

П  Р  О  Ч  И  Е

В А Р И А Н Т Ы:

МИФЫ

МАДРИГАЛЫ

БЫЛИНЫ

САГИ

ГИМНЫ

ОЧЕРКИ

ИНТЕРВЬЮ

РЕПОРТАЖИ

Э К З О Т И Ч Е С К И Е

 Т О С Т Ы

1.Декламаторские

2.Певчие

3.Танцевальные

4.Изобразительные

5.Магические

6.Технические

7.Мимические

8.Пантонимические

9.Органолептические

10.Спиритические

11.Гороскопические

12.Сценические

13.Экранные

14.Символические

(памятники, бюсты)

15.Музыкальные,

типа «Угадай мелодию»

16.Зоологические

17.Цирковые

 

 

Тосты на основе рубай Омара Хайяма

Омар Хайям (1047 – 1123) - выдающийся персидский поэт, математик, астроном, философ. Творчество Омара Хайяма – удивительное явление в истории культуры всего человечества. Его открытия в области физики, математики, астрономии переведены на многие языки мира и имеют историческое значение. Его стихи «жалящие как змея» до сих пор покоряют своей предельной ёмкостью, лаконичностью, образностью, простотой изобразительных средств и гибким ритмом. Предельная афористичность и емкость Слова великого Поэта, позволяют делать лаконичные тосты в одну строку, шапкой-резюме над его непревзойденными четверостишиями. Предлагаемая подборка посвящается Красоте и Любви.

(Переводы О. Румера и Г. Плисецкого).

 Любимая, тебе мои слова признанья,

Где каждый стих, красой твоей очарованье!

 За пароли Любви волнующие знаки!

Пушок над розой уст – чем не письмо! Оно

Печатью родинки-фиалки скреплено.

А на луне узор – кому и чьё посланье?

В кого-то, видимо, и солнце влюблено!

 

За неразгаданность твоей загадки!

Коль не сама Любовь, то, право, кто же ты?

Смотрю, дышу, живу, и в этом тоже – ты.

Твоей души, кумир, нет ничего дороже;

А вспомню: краток век! – стократ дороже ты!

 

За ум твой, изящный и непревзойденный!

О, королева, ты искусней всех ферзей,

Куда мне, пешему, от конницы твоей!

Слоном и королем я, бедный, загнан в угол

И получаю мат взамен любви твоей.

 

За искрометные глаза твои!

Пускай моей тоской твои продлятся дни:

Хоть раз в мои глаза, желанная, взгляни!

И в самом деле взгляд бросает… И уходит.

Вот так! Зажги огонь – и в воду урони.

 

За капельку надежды!

Ни повода мечтать о встрече благодатной,

Ни капли стойкости в разлуке необъятной,

Ни собеседника для жалобы невнятной…

О, горестная страсть, восторг невероятный!

 

За ножки поцелуй - полмира!

На что мне гейш уста? Твою бы ножку мне

Разок поцеловать, и счастлив я вполне,

Ах, ручка!.. И мечтой ошеломлен весь день я,

Ах, ножка!.. И всю ночь ловлю тебя во сне.

 

За исцеление свиданьем!

О, первозданный свет для сердца моего,

Прислала б хоть привет для сердца моего.

Разлукой болен я, так исцели свиданьем,

Других бальзамов нет для сердца моего.

 

За крепость сердца моего страдальца!

В ловушку памяти ты заманила сердце,

Тоску-нахлебницу в мое вселила сердце…

Я в рабстве у тебя, и некуда сбегать;

Нетленным словом «Жизнь» ты заклеймила сердце.

 

За хворь сладчайшую тобою!

Какой соблазн, какой искус, храни Аллах!..

Твое лицо и день, и ночь царит в мечтах.

Вот потому и боль в груди, и трепет в сердце,

И сухость губ, и влажность глаз, и дрожь в руках.

 

За славу нежных чувств!

Услада милых уст, рубинами гори,

Сокровищнице пусть завидуют цари!

Себе я заведу залог благоуханный;

Во славу нежных чувств хоть локон подари!

 

За силу снадобья Любви!

Что истину вдали искать, любовь моя?

Могу я в двух словах сказать, любовь моя;

Стремящийся к тебе, но вдруг я слягу в землю,

Поможет из земли восстать любовь моя.

 

За дверь твою с отомкнутым замком!

Влюбленным ночь дана, чтоб тешиться тайком.

Я у дверей твоих порхаю мотыльком.

Проснись! Любую дверь всегда закроют на ночь,

Но у влюбленных дверь – с отомкнутым замком!

 

За дерзость, что тобой должна быть прощена!

Я дерзкою рукой твою погладил прядь,

Но не спеши меня за дерзость укорять;

Я в локонах твоих свое увидел сердце,

А с сердцем собственным могу ж я поиграть.

 

За памятник, каким могу я для любимой стать!

Твое лицо – луна, которой не скудеть.

Прекрасна без прикрас – и прежде ты, и впредь.

Согласный умереть, охотно жизнь оставлю,

Чтоб у дверей твоих навеки замереть.

 

За жертву, на какую я всегда готов!

Прелестные уста ласкай, вино, ласкай,

Перетекая в них из кубка через край.

Счастливый кубок прав: «Чтоб усладиться лаской,

Коснуться милых уст, до капли кровь отдай».

 

За вечность следа твоего в моей судьбе!

Любовь моя светла, как чистая вода.

Счастливому в любви лишенья не беда.

Любовь других блеснет – и гаснет без следа.

Но ты, моя любовь, не сгинешь никогда.

 

За приговор: тебя любить навечно!

Я за любовь к тебе любой позор приму,

А если пошатнусь, и твой укор приму.

До Страшного суда терзай меня, согласен,

Наградой за любовь свой приговор приму.

 

За ослепление тобой, моя родная!

Сады в цвету, вино, благоуханный луг…

Все радости весны, лишь нет тебя, мой друг.

До радости ли мне, когда тебя не вижу?

А, встретив, с радости не вижу, что вокруг.

 

За снятие барьеров всех для нас!

Неужто мы сердца познать любовь не пустим,

Изведать хмель вина и соловьев – не пустим?

Как роза лепестки, одежды мы распустим,

Покуда по ветру наш цвет садов не пустим.

 

За скорость наших отношений!

Моя жемчужина! Успей, пока в цене,

Себя порадовать и стать отрадой мне.

Так быстро дни пройдут, придут такие ночи,

Когда не свидеться нам даже и во сне.

 

За красоту, что затмевает сияние планет!

Я поздней ночью ждал свидания с Луной,

Гляжу, шагаешь ты. О, сердце, что со мной?

Глаза к земной луне, потом к луне небесной…

Небесная луна померкла пред земной.

 

За сердца моего хозяйку!

Лицо твое – заря, а кудри – мрак ночей.

Фисташка сладких уст, миндаль живых очей.

Для сердца моего сам Бог избрал хозяйку;

Когда я без тебя – потерянный, ничей.

 

За облик, вытканный самой природой!

К сиянию луны, красавицы ночной,

Добавлю я тепло, даримое свечой,

Сверканье сахара, осанку кипариса,

Журчание ручья… И выйдет облик твой.

 

За ослепление, что подарила твоя краса!

К другой я ни на миг не упорхну никак,

Хотел бы, да любовь не обману никак.

В сиянии твоем слезами ослепленный,

Я на лицо другой и не взгляну никак.

 

За ожидание сладчайшее и муку!

В мой предрассветный сад, где винная струя,

И музыкант, хмельной до полузабытья,

И птичий перезвон, и розы, и друзья,

О, нежная, сойди! Все приготовил я.

 

За рост красы твоей и радости моей!

Мне пальцы не извлечь из мускусных волос,

Рубины дивных уст слепят меня до слез.

С минуты, как тебя сравнил я с кипарисом,

Тот стройный кипарис от гордости подрос.

 

За жар крови с тобою разожженный!

С тобой, забавница, да с лютнею твоею,

Когда от соловьев слегка осоловею,

Когда вином и кровь, и нервы отогрею,

Не нужно ничего, все мраки я развею.

 

За ревность к красоте твоей красавцев!

Едва ты вышла в сад, смутился алый мак,

Не успокоится от зависти никак.

А что же кипарис тебе не поклонился?

Увидел дивный стан, его хватил столбняк!

 

 За метафор лавину, что дарует твой образ!

Два локона твоих назвал бы я друзьями,

Свиданья – розами, а дни разлук – шипами.

Из-под щита волос твой взгляд – удар копья.

Любовь – глоток воды, а миг размолвки – пламя.

 

За сладкое томленье по ангельскому лику!

Ах, сердце, наша страсть и так-то не бальзам,

За что в кострах разлук обугливаться нам?

В томленье  по родному, ангельскому лику

Блуждаю взглядом я весь день по небесам.

 

За расщепление себя - тебя во имя!

Вздыхая по тебе, брожу меж стен пустых.

Лишась тебя, мой дом стал черным и затих.

Как слуг, тебе вослед я шлю глаза и сердце:

Всем сердцем я с тобой, твой путь – в глазах моих.

 

За путы сладкие и скорбные!

Как вкрадчиво любовь опутала меня:

«Впустил, так поздно гнать!» - внушая и дразня!

Теперь такая скорбь испепеляет сердце,

Как будто стал огонь – горючим для огня.

 

За узел прочный, вечный: ты и я!

Мне что ни миг с тобой, то новая беда,

И что ни день, то злей несчастий череда.

Меня уже пора оплакивать, поскольку

Судьба меня с тобой связала навсегда.

 

За удила своим усильям мрачным!

За счастье прежнее тебя благодарю,

С тревогою на сердце вослед тебе смотрю.

С тобою – мрачный мир, каким веселым делал!

Разлукой омрачен, что с миром натворю?!

 

За визит твой, такой долгожданный с разлуки!

О, знала б ты, тоска какая без тебя:

Как будто должен жить века я без тебя.

Прислала бы кого, сама бы навестила!

Что ни взбредет на ум, пока я без тебя!

 

За жертву новую, с меня довольно!

Кого любовь теперь добычей изберет?

Кому она теперь с три короба наврет?

Я отбезумствовал, с меня уже довольно.

Любовь охотится… Сегодня – чей черед?

 

За шрам, как мету дней моих сладчайших!

Уж так пылал тобой!.. Лишь начадил вокруг.

Ожог на сердце, шрам, начальный мой недуг.

Уж так старался я с тобой соединиться!..

Но если не судьба, то не судьба, мой друг.

 

За рабство сладкое мое былое!

А вот кувшин: как я, любовь он знал когда-то,

В оковах локонов, как раб стонал когда-то.

Вот ручка у него на горле замерла:

Петля, что ручкой милою была когда-то.

 

За вопрос, на какой не слышать мне ответа!

Так  ласково меня вдруг привечать - за что?

А после от себя вдруг отлучать – за что?

Мы с первого же дня так были неразлучны!..

На всю вселенную готов кричать: « За что?!».

 

За чашу полную у губ, что накачало раненое сердце!

Как сердце, изведясь, сожгло здоровье мне!

О, как невмоготу с его любовью мне!

В заветный час вином влюбленных одаряют,

Но чашу наполнять привыкли кровью мне.